.

  Вячеслав Игнатьевич Ялфимов

ЛЕТОПИСЬ ПОКОЛЕНИЙ

 

ВТОРАЯ ЧАСТЬ

К 65-летию ВЕЛИКОЙ ПОБЕДЫ

2010 год

Вернуться к ПЕРВОЙ ЧАСТИ "Летописи поколений"

Вернуться в "ПУБЛИКАЦИИ"

 Генеалогическое древо рода Ялфимовых

 .

.  

ОТ АВТОРА

В начале мая 2004 года, накануне 60-летия Победы, вышла моя небольшая книжка под названием «Наша жизнь». Тираж ее был небольшой – всего 100 экземпляров. В ней я рассказал историю рода Ялфимовых, начиная с середины XIX века. Историю города Гурьева, где мы (я и мои братья) родились и куда жизнь забросила наших родителей, историю наших дедов и прадедов на протяжении почти двух веков.

Брат мой – Иван Игнатьевич составил генеалогическое древо нашего рода. В книжке рассказано о всех наших родственниках – участниках Великой Отечественной войны, о нашем отце, прошедшем с июля 1941 по ноябрь 1945 года Украину, Венгрию, Чехословакию и еще сумевшем поучаствовать в разгроме Квантунской армии. О том как все мы после этого жили, учились, работали вместе со своей страной все это время. Отсюда и название книги – Наша жизнь.

Краткие выдержки из книги в виде статьи я отдал в «Комсомольскую правду». Целиком ее не напечатали (видно из-за большого объема), но обозреватель газеты Инна Руденко 10 мая 2004 года опубликовала обзор писем, присланных в Комсомолку по случаю дня Победы, под названием «Победители терпят поражение?». Обзор начинался такими словами: «Москвич Вячеслав Игнатьевич Ялфимов прислал в редакцию летопись своей семьи за век, посвятив ее 60-летию Великой Победы. Так, с большой буквы написал он эти два святых для него слова…». Обзор в настоящее время размещен в интернете на сайте КР.РV// Читатель и газета в блоге И. Руденко.

Это подтолкнуло меня записать свою книгу на диск, сформатировав текст вместе с фотографиями. Диск я отвез в информационное агентство «Регнум». Они и поместили его в интернет на своем сайте в раздел «Это моя война» под названием «Летопись поколений», оформив соответствующим образом под древний летописный свиток. За что я им очень благодарен.

Вот прошло уже 5 лет, и мы отмечаем 65-летие нашей Победы. И я решил написать продолжение Летописи, рассказать, что произошло за эти годы и в нашей жизни, и в жизни страны. С позиций своих почти 70 лет есть, что вспомнить, с чем сравнить и поделиться раздумьями.

 .

 .

 

ВЕТЕРАНЫ

Вот уже 65-ая годовщина нашей Победы в той страшной войне с фашизмом. Даже если сегодняшний ветеран войны начал воевать в 20 лет, то сейчас ему должно быть от 85 до 90.

Их мало осталось сегодня, страна,
Героев твоих, доказавших сполна
Тебе свою верность, а значит любовь,
Чтоб ужас войны не познала ты вновь.
(Надежда Охрименко)

Да, живых ветеранов осталось очень и очень мало. Такова жизнь. Бессмертных людей на земле нет. Бессмертным человек бывает только в памяти народной, в книгах, в кинофильмах, в песнях, в памятниках.

Я шучу, говоря, что скоро настанет другая категория ветеранов: не участников войны, а свидетелей времени Великой Отечественной. Да их тоже становится все меньше и меньше. Ведь самым молодым таким свидетелям этого времени уже сейчас от 65 до 70 лет. Ветераны уходят. Нет уже давно двух наших дедов: Ялфимова Корнила Никифоровича и Склярова Ивана Матвеевича. В 1980 году похоронили мы нашего отца Игнатия Корниловича. Ушли из жизни все наши родственники – участники войны.

Смерть забрала даже мужа самой младшей сестры нашей матери Ивана Григорьевича Ефанова. Он по возрасту не участвовал в войне, но зато сразу после ее окончания три года служил срочную в звании старшего сержанта в Западной группе войск в Германии.

Из всех родственников нам самим пришлось хоронить помимо отца в Гурьеве еще и в Москве отца моей жены Васильева Сергея Николаевича. Он полковник в отставке, орденоносец, участник Парада Победы на Красной площади в июне 1945 года. В конце войны был отозван и направлен на учебу в академию химзащиты. Окончил академию, стал кандидатом наук, преподавал в своей академии. В пятидесятые годы в качестве советника работал в Китайской Народной республике. Посылали их вместе с семьями и моя жена Татьяна Сергеевна (тогда еще девочка Таня) училась это время в Пекине в интернате для детей советских специалистов. После отставки работал зав. Отделом информации в НИИ по гербицидам и пестицидам. До 80 лет дожил без болячек, а потом пошли и госпиталь Бурденко, и больницы всякие. А к старикам в таком возрасте у нас в больницах отношение сами знаете, несмотря ни на звания, ни на ученые степени, ни за тот труд, который был отдан стране. Похоронили его в апреле 1998 года на Никольском кладбище рядом с женой.  

Последним с кем мы попрощались из фронтовиков три года назад тоже здесь в Москве, был Андрей Аверьянович Аничкин. О нем я подробно рассказывал в первом очерке летописи. Это наш двоюродный брат – сын нашей тети Агани (Агафьи Корниловны Ялфимовой – Аничкиной). Накануне празднования 60-летия Победы мы все трое братьев были у него в гостях, поздравили и подарили книжку «Наша жизнь». Здесь на фотографии, в окружении дочери и внуков с правнуком, он вместе с нами за праздничным столом.

Людей уже нет в живых, остались только их фотографии. Разбирая архив, мы нашли довоенные фотографии своих родителей. Молодые, здоровые, красивые, а мы их в жизни такими не видели, так как нас еще и не было.

Отец наш числится в списках ветеранов 3-й гвардейской воздушно-десантной бригады – войска ВДВ. В народе их называют сейчас войска дяди Васи по имени первого командующего этим родом войск – генерала Василия Маргелова. Совет ветеранов 3-й ГВДБ размещался в г. Фрязино Московской области (видно там формировалась эта бригада).

Не знаю, там ли сейчас Совет ветеранов, или в другом месте? При Совете был подростковый клуб «Поиск» при школе № 1 им. И. И. Иванова этого города. Оттуда отцу приходили по почте поздравления и приглашения от Совета на встречи ветеранов, которые там устраивались. Он очень хотел съездить, но после ампутации ноги в 1973 году (я писал об этом в первой части летописи) это стало невозможно.

Пришло приглашение и тогда, когда отца уже не стало. Мать переслала его нам в Москву (она еще оставалась в Гурьеве). Я отослал ребятам в «Поиск» письмо и фотографию отца, написав: «Уважаемые ребята из клуба «Поиск». Приближается 40-ая годовщина Победы. Вероятно, Вы устроите у себя в клубе фотовыставку ветеранов войны, разысканных Ваших клубом. Пусть фотография нашего отца займет на ней свое место. Спасибо Вам, ребята, за работу в Вашем клубе. Не забывайте ветеранов, заботьтесь о них и словом, и делом. Идут годы, уходят ветераны из жизни. Ребята, не забывайте вдов ветеранов. Для них Ваш привет, Ваши поздравления, Ваша забота значат также много, как и для самих ветеранов».

У отца не было высоких военных наград, но были знаковые медали. Среди них ”За отвагу”, ”За боевые заслуги”, ”За освобождение Будапешта”, ”За взятие Вены”. Этой последней медалью его наградили 13 апреля 1945 года, а вручили её только 15 июля 1946 года в военкомате г. Гурьева. Получилось это так потому, что их тогда сразу эшелоном отправили на Дальний Восток. Правительство знало, что надо будет вступать в войну с милитаристской Японией, чтобы окончательно уничтожить фашистскую ось ”Берлин – Рим - Токио” и закончить 2-ю мировую войну.

Поэтому, ещё до взятия Берлина, уже перебрасывали воинские части на Восток для разгрома Квантунской армии. Вот отец и вернулся домой только в ноябре 1945 года. Но, был строгий учет, и через год и три месяца награда была вручена.

Сейчас даются разные оценки, как итогам войны, так и её победителям. Одно время в печати обсуждался вопрос о мародерстве во время войны, в том числе и со стороны советских войск. Конечно, было и это, и отрицать этого нельзя. Но не солдаты на машинах и в вагонах привозили трофеи. Это было возможно высшим офицерам, да и не только им. За подобные действия понесли наказания в то время ряд известных лиц и военачальников. А мародерство рядового состава проявлялось не из желания наживы, а в основном в виде хулиганства, безалаберности и в отместку за деяния, что совершались оккупантами на нашей земле.

Вот, отец рассказывал. В Венгрии, особенно в сельской местности, почти в каждом доме в подвалах стояли бочки с виноградным вином. Кругом виноградники, все делают себе домашнее вино. Такая традиция, таков уклад жизни. Но, вино делают и запасают до следующего урожая винограда, не для того чтобы только напиваться им. Я в 1965 году почти месяц был в Венгрии. Везде (в кафе, в столовых), где нас кормили, обязательно ставили на стол бутылку сухого вина и сифон с газировкой. Вино пьют, разбавляя его водой из такого сифона.

Отец говорил. Заходим в дом, солдаты спускаются в подвал и вместо того, чтобы открыть кран из бочки и наливать себе вина сколько хочешь, нет делают очередь из автомата по бочкам, подставляют котелки, каски, кружки – выпили и ушли. А вино из простреленных бочек продолжает литься. Хулиганство, безалаберность, глупость – а в целом это тоже мародерство. Чтобы это пресечь И. В. Сталин (как Верховный главнокомандующий) издал приказ – за мародёрство расстреливать. И отец говорил – расстреливали на месте без суда и следствия. Это остановило такой поток мародёров.

У нас в стране были, к сожалению, периоды, когда ветераны даже стеснялись надевать ордена и медали. Об этом хорошо сказал в свое время народный артист СССР Евгений Семенович Матвеев. Эту так сказать, рутину забвения всколыхнул писатель Сергей Смирнов "Брестской крепостью". Летом 1954 года он нашел нескольких защитников крепости и поехал с ними в Брест. Результатом поездки стал очерк «Крепость над Бугом». Затем в центральных газетах и журналах появился ряд статей и очерков не только о защитниках крепости, но и о других героях войны.

Рассказы, а затем и книги С. Смирнова о героях Бреста, в течение 30 дней во главе с майором Петром Михайловичем Гавриловым, защищавших крепость уже в глубоком тылу немцев, всколыхнули волну патриотизма в стране и заставили вспомнить о наших ветеранах. П.М. Гаврилову в 1957 году было присвоено звание Героя Советского Союза. Именно тогда и благодаря стараниям С. Смирнова родился в стране призыв: Фронтовики, наденьте ордена!

Всенародно, массово День Победы начали отмечать с 1965 года –в год её 20-летия. Ветеранов войны стали награждать памятными юбилейными медалями. И вот наступила 65-я годовщина Победы. Наконец-то, правительство России постановило: каждому ветерану без исключения предоставить благоустроенную квартиру и каждому нуждающемуся автомобиль или взамен денежную компенсацию за него. Конечно, это нужно было сделать давно. Ведь сколько ветеранов ушло из жизни, так и не дождавшись от государства того, что они заслужили за свой ратный и мирный труд на благо Родины. Особенно те, кто жил на периферии, где зачастую не было ни газа в доме (а только печка с дровами и углём), ни водопровода (носи ведрами от водопроводной колонки на улице, или из речки).

На фотографии видно как жители Гурьева носили воду из Урала и Перетаски зимой ведрами на коромыслах в свои дома. Также было и летом. И это не только там. В городе было много районов, где не только не было водопровода в домах, но даже водоразборных колонок на улицах. И воду носили на руках. Надо было принести её много, залить водой баки, большие бидоны, чтобы вода отстоялась (особенно весной во время половодья) и только потом использовать отстойную, чистую воду для еды и прочих бытовых и хозяйственных нужд. Объяснений этому много: и средств у страны тогда не было, и «холодная война» заставляла тратиться на другое, и равнодушие чиновников, и, так называемая, двойная мораль стала процветать махровым цветом, и еще много других причин.

Известный поэт и общественный деятель Андрей Дмитриевич Дементьев, выступая в 2009 году в «Аргументах и фактах» (№ 36), говорил, что когда-то писатели, артисты, деятели науки, искусства были властителями дум. Сейчас чиновники – самые главные люди в стране. Властителями дум стали те, кто обокрал Россию, кто нажился, кто смотрит на простых людей как на муравьиную кучу. И привел свое стихотворение:

Отныне в России есть
Два государства:
Одно – для народа.
Другое – для барства.
В одном государстве
Шалеют от денег,
В другом до зарплаты
Копеечки делят.
(А. Дементьев)

Передо мной лежит вырезка из «Аргументов и Фактов» № 8 за 2006 год: «Сын полка» - Ваня Солнцев». Сегодняшние внуки (а порой и дети наши) уже не знают кто это. А когда мы учились, то рассказ об этом мальчике из книги Валентина Катаева «Сын полка», был во всех учебниках. Интересно бы узнать, когда последний раз переиздавалась эта книга? А заодно и «Повесть о настоящем человеке» Бориса Полевого, «Молодая гвардия» Александра Фадеева, рассказы о пионерах – героях Великой Отечественной войны, или «Улица младшего сына» о Володе Дубинине…?

А реальная жизнь прототипа сына полка сложилась совсем по-другому. Ваня Солнцев не остался в Суворовском училище, куда его отправили однополчане. Он сбежал обратно на фронт. Встретил Победу и опять пошел в армию, но уже по призыву (согласно возрасту). Когда однажды он стал рассказывать о своей боевой судьбе, ему не поверили и отправили в психиатрическое обследование. А у него было от войны 4 осколка и один из них в голове. Так сломали ему судьбу. Дожил он до 75 лет, и умер в декабре 2005 года на окраине города Одессы как бомж.

И кто в этом виноват? И сколько еще сломанных судеб ветеранов было в стране из-за чиновничьего равнодушия? Сколько ветеранов ушло из жизни, не дождавшись ни квартиры, ни машины, ни просто помощи и сочувствия?

Я нигде ни разу не слышал и не читал, чтобы какой-нибудь чиновник сказал: мне предоставляют новую квартиру, но, я ее отдаю ветерану войны. Она ему нужнее, а мы с семьей еще подождем, поживем пока в той, что есть. Наоборот, только и слышишь по телевизору, или читаешь в прессе – возбуждено уголовное дело против очередного генерала или чиновника за незаконное присвоение двух-трех, а то и больше квартир. По месту службы получил, приватизировал, переписал на родственников, в связи с переездом на другое место службы, и опять получил, приватизировал и так снова.

Вспоминаю свой родной химзавод в Гурьеве, на котором проработал 5 с половиной лет. Его начинали строить как «Синтезспирт», потом законсервировали, а с 1963 года перепрофилировали на завод по производству полиэтилена, и началось интенсивное строительство. Директором назначили бывшего главного инженера нефтеперерабатывающего завода из города Куйбышева (ныне г. Самара) Сурена Григорьевича Петросяна. Горсовет выделил ему квартиру в старом трехэтажном доме. Со временем началось интенсивное строительство жилья в городе (построили свой ДСК) и горсовет стал выделять квартиры для химзавода. Он как директор мог и имел право получить для себя новую благоустроенную квартиру. Мог и по закону, но совесть не позволяла человеку вставить свою фамилию в список очередников. Так и ушел из жизни, оставив семье то, что получил по приезду в город.

Да, жизнь скоротечна. И прожить ее надо бы так, как писал об этом в свое время Николай Островский. Но меняются времена, меняются приоритеты, идет переоценка нравственных ценностей и, к сожалению, не в лучшую сторону. Даже находятся такие «хомо сапиенсы», которые хотят стереть из памяти людей и подвиг народа в годы войны, и переписать саму историю. Всю историю. Историю взаимоотношений народов России на протяжении веков, как до революции, так и во времена Советского Союза. Чингиз Айтматов назвал их манкуртами.

Примеры налицо. Это и прибалтийские политики и «историки», и украинские и грузинские. Но если к этим фальсификаторам уже как бы привыкли, то как воспринимать публикации и «труды историков» из Узбекистана, Казахстана, Белоруссии? Начинают утверждать, что период пребывания, ныне отделившихся союзных республик, в составе России, а затем СССР – это такой же колониализм, как осуществляла Англия в Индии, Египте; Франция, Германия, Голландия в Африке; Испания, Португалия на территории Латинской и Южной Америки….

Оспаривать это просто бессмысленно. Видно отнимает Бог разум у таких «историков». Достаточно сказать, что после разрушительного землетрясения в Ташкенте в 1967 году, буквально весь город в кратчайшие сроки силами всей страны был отстроен заново. А Спитакское землетрясение?

И это из скрижалей истории не вычеркнуть. Как не вычеркнуть и не стереть из памяти народа Великую Отечественную войну и имена тех, кто отдал жизнь, чтобы спасти страну – нашу общую страну.

История Великой Отечественной войны полна подвигами наших соотечественников от рядовых до генералов: А. Матросов, З. Космодемьянская, Г. Королева, Н. Гастелло, Л.Чайкина, В. Талалихин, М. Девятаев, Рихард Зорге, капитал III ранга А. Маринеско, генерал Карбышев, в годы войны майор, а в последствии маршал авиации И. Кожедуб, тоже будущий маршал авиации А. Покрышкин и сотни тысяч других героев. Подвиги совершали целые соединения: защитники Брестской крепости, Молодогвардейцы, дивизия генерала Панфилова, корпус партизанского генерала С. А. Ковпака – всех невозможно перечислить.

В летописи о Войне есть целые семьи, отдавшие свои жизни за Победу. Подвиг такой семьи воспел Расул Гамзатов. В Осетии стоит памятник 7 братьям Газдановым. Семь сыновей Тасо и Асахмата Газдановых один за другим ушли на войну, и никто не вернулся. Подвиг их и, наверное, еще больший подвиг в этом их родителей.

Стоит в их селе на берегу горной реки памятник в виде черной скалы. Над ней взметнулись один за другим семь белых лебедей. Прильнув к скале, стоит их седая мать. Шершавой ладонью гладит она немую скалу, над которой застыли в вечном полете семь ее отважных сыновей. Народный поэт страны Расул Гамзатов написал стихи:

Семь лебедей – какая стая! –
Застыли в бронзе. И в слезах
Склонилась женщина, рыдая.
Крылом к крылу стремятся в небо птицы,
Платком лицо закрыла в горе мать….
Семь сыновей ушли с врагом сразиться,
Отчизну от фашистов защищать.
……………………
И верит, что вернутся из-за моря
Семь белокрылых гордых лебедей.

Вот так чтят в народе память тех, кто отдал свои жизни в боях с фашизмом за нашу Родину (ту общую большую Родину – СССР).

Стихи Расула Гамзатова послужили вдохновением на создание еще одного памятника вдали от его родины в далеком Узбекистане. Когда брат работал в нашем посольстве в Ташкенте советником посла, мы с ним ездили в г. Чирчик и видели этот памятник. История его такова. Во время визита Гамзатова в Японию его познакомили с девочкой, пострадавшей от радиации после атомного взрыва в 1945 году. Она вырезала ножницами тысячи бумажных журавликов в память о погибших, и запускала их в небо, придавая им как бы вторую жизнь там в небе. У Расула Гамзатова это ассоциировалось с нашими солдатами, погибшими на войне. Так родилось его стихотворение «Журавли», превратившееся в песню, без которой сейчас не обходится ни одно празднование дня Победы. Впервые ее спел Марк Бернес, не имея еще нот. Он увидел это стихотворение в журнале «Новый мир». На музыку эти слова переложил потом Ян Френкель. После Марка Бернеса ее исполняли лучше певцы страны: Муслим Магомаев, Юрий Гуляев, Иосиф Кобзон, ансамбль имени А.В. Александрова, Евгений Дятлов и даже на конкурсе Евровидения группа «Серебро».

У узбекского архитектора Серго Михайловича Сутягина возник замысел сделать памятник на стихи Гамзатова и, родившейся на этой основе, песни в память тех солдат:

«Что лежат в чужой земле ребята.
В каких краях – не ведает никто.
И имя Неизвестного Солдата
Носить мальчишкам вечно суждено»,
как писал Р. Гамзатов.

На самом въезде в город Чирчик с правой стороны стоит на постаменте высокая белая стела из трех блоков. На ней вверху улетающая стая журавлей. А внизу у стелы лежит раненая, с надломленным крылом птица, вытянув шею в прощальном крике к своим собратьям. У подножья бьет маленький родник. Вода – символ продолжающейся жизни. На гранитном постаменте высечены на русском и узбекском языках слова из стихотворения Р. Гамзатова «Журавли»:

Мне кажется порою, что солдаты,
С кровавых не пришедшие полей,
Не в землю нашу полегли когда-то,
А превратились в белых журавлей.

Памятник был открыт 8 мая 1972 года. Было и есть много памятников. Было и есть много песен, посвященных войне и о войне. Это «Катюша», «Темная ночь», «В лесу прифронтовом», «Огонек», «Смуглянка», «На позиции девушка»…. Это песни той военной поры, их помнят и любят.

А сейчас на каждом торжестве, связанном с празднованием Победы, обязательно звучат две песни со словами: «День Победы! Это праздник со слезами на глазах» и «Превратились в белых журавлей». Здесь сливается и мажор с гордостью за Победу и минор со светлой грустью и памятью о тех, кто

"До сей поры с времен тех дальних
Летят и подают нам голоса..."

.

 .  

ПРОШЕДШИЕ 5 ЛЕТ

С момента выхода книжки «Наша жизнь» и, родившейся на этом Летописи, прошло 5 лет. Сколько за это время произошло событий, изменений, потерь и приобретений? Это и в работе, и в учебе, и в детях, и в горе, и в радости. Ведь это наша жизнь, и на то она Летопись, чтобы рассказать об этом.

Уже давно нет наших родителей, ушли из жизни родители моей жены и жены Ивана Игнатьевича. Живы только родители Лидии Руальдовны (жены Володи), но им уже за 80. У двоих из нас взрослые дети, у них свои семьи. 30 августа 2008 года вышла замуж Маша – дочка Вани с Валентиной. Остались теперь незамужними только Лена и Таня - дочки Володи с Лидой. Но, как говорят: дело не за горами.

Мы с женой давно пенсионеры и главная забота у нас – внуки. Дочь наша растит троих сыновей: Андрея, Артема и Степана. Все они прошли через наши руки и сердца. Почти 7 лет мы жили вместе в нашей квартире. Вот только Степа появился в их собственной. 4 января 2010 года ему исполнилось 2 года. На фотографиях счастливый дед: с младшим на руках и в окружении трех любимых внуков.

Все время, да что там время, вся жизнь теперь связана и посвящена внукам. Живут они недалеко от нас (4 остановки на автобусе или троллейбусе). Мне сейчас из-за ноги тяжело ездить к ним часто, а жена, если не каждый день, то через день - у них. Дочери тяжело одной, поэтому мы всегда рядом.

Помогает и другая бабушка – Людмила Геннадиевна мать Сергея. Она хоть и пенсионерка, и не работает, но ей ехать к ним намного дальше. Они живут в Подмосковье, тоже по нашей Ярославке в поселке Строитель.

Муж ее, второй дедушка наших внуков – Михаил Николаевич Буткевич еще работает. Он подполковник в запасе и в настоящее время один из проректоров в Университете Сервиса (университет в Подмосковье в Тарасовке). Отслужив 25 лет в армии, ушел в запас. Устроился на работу в этот университет в одну из исследовательских лабораторий на должность зав. лабораторией. Работал, повышал квалификацию, участвовал в разработке ряда изобретений, написал и защитил кандидатскую диссертацию. Вместе с группой разработчиков был удостоен звания лауреата премии Правительства РФ. И в ноябре 2008 года защитил докторскую диссертацию.

Достойны уважения люди, в молодые годы становящиеся кандидатами, а затем докторами наук. Но еще большего уважения достоин человек, после 25 лет службы в армии, после ухода в запас, начав буквально с нуля, защищающий кандидатскую, а затем становящийся доктором наук.

Михаил Николаевич весь в делах и внуков видит, когда они приезжают с родителями в гости. А у нас мальчики растут на глазах. В нашей квартире с самого начала одна комната была детская. Это комната Оли: полки с книгами; ГДРовский с многочисленными ящиками письменный стол; большущая клетка с волнистыми попугайчиками, где даже птенчики выводились в двух дуплянках; аквариум с рыбками, где подсветка и термостат для подогрева воды зимой, были сделаны мною, когда я еще работал на нефтеперерабатывающем заводе, а затем привез из Гурьева от родителей для дочери. Можно, конечно, уже было купить в магазине, но гораздо приятнее пользоваться тем, что сделано своими руками. Потом эта комната осталась также детской, но уже для взрослых детей: Оли и Сергея. Затем появилась кроватка для Андрюши. Андрей вырос, стал спать в другой комнате, а здесь появилась кроватка для Темочки. Артем у нас родился в знаменательный 2000 год.

Ребята переехали в новую квартиру, там теперь есть уже своя детская. Нелегко далась им собственная квартира. Помогли с обеих сторон родители, но основная доля легла на их плечи. Сергей после института был направлен в «Мосводоканал», но проработал там не долго, так как нужно было зарабатывать, а зарплата в госучреждениях были крайне низкие. Сначала пришлось работать в коммерческой строительной компании, а впоследствии совместно с близкими друзьями открыл собственную Инженерную компанию. Сейчас это реально работающая структура, способная решать самые различные задачи в области инженерных коммуникаций загородных объектов строительства. Сергей стал техническим руководителем, исходя из той специальности, что получили они с Ольгой в институте. Это дало возможность вступить в долевое строительство дома через ТСЖ. Сначала, конечно, залезли в долги, а потом рассчитывались с ними.

Сергей и Ольга дружно преодолели все трудности, которые вставали на их пути в процессе строительства дома и проведения последующего ремонта в новой квартире. Сейчас дома сдают, где квартиры голые: бетонные стены и полы только из бетонных перекрытий.

Зато сейчас вся их семья счастливо живет в отдельной квартире. У них замечательная детская комната с двумя учебными уголками для Андрея и Артема. У каждого свой стеллаж, шкафчики, полки для книг, удобные компьютерные столы, наборы игр и игрушек, исходя из возраста трёх ребят. Но на все это надо было работать и работать, чтобы суметь заработать. Теперь их большая семья живет, как они говорят, в «собственном доме» рядом с Лосиноостровским заповедником.

А наша детская так и осталась детской для внуков. Мы ее и оборудовали по-новому для внуков: стеллаж со словарями и справочниками, компьютерный стол, компьютер, принтер, люстра Чижевского в виде глобуса с изображением звездного неба и цветы. Цветы моя забота и страсть. Во всех комнатах цветы, летом на балконе и лоджии. Вьющиеся лианы, финиковая пальма (а две пальмы растут в квартире у ребят: по возрасту они ровесники старшим внукам), плетущиеся розы (они цветут с ароматным запахом), так называемые китайские розы (это отводки от роз, что росли у покойной матери) и два папоротника, свисающие водопадом сверху. Финиковые пальмы выросли из косточек тех фиников, что продаются в магазинах.

В памяти проводы внуков в школу. В первой части Летописи есть фотография: я, жена и наши внуки. Провожаем Андрея в 1-й класс. Это 1 сентября 2004 года. Теплое утро в Москве, школьный двор полон учениками и провожающими. Музыка, море цветов, а уж про первоклассников и говорить нечего – каждый с букетом. Короткая торжественная линейка, первый звонок маленькой первоклашки на руках у выпускника школы и школьные двери открываются. Первыми, как и положено, три класса первоклассников, а далее по возрастающей. Мы все расходимся по домам. Дом Оли и Сергея рядом со школой (у них уже своя квартира). И тут новости – Беслан. Три дня тревожных ожиданий: как там? И штурм: стрельба, взрывы, крики, стоны, кровь, бегут, несут раненых.… И у всех в голове одна мысль: Господи, а если бы это было у нас? Не дай Бог. Такое не забыть никогда. И вот у кого-то 1-ое сентября праздник, а у кого-то это связано с горем.

Андрей пошел учиться ровно в 7 лет. У него день рождения 9 сентября. Двенадцать лет ему отмечали в знаменательную дату: 09.09.2009. А вот Артем (как и у Ивана с Валей внучка Настя) пошли учиться в шесть с половиной лет (один родился 23 марта, а другая 1 июня в год миллениума). Разница вроде всего полгода, а видно, что оптимальный возраст для школы все-таки 7 лет, а не шестилетка.

Сейчас наши внуки заканчивают 6-ой и 4-ый классы. Мальчишки любят приезжать к нам и оставаться ночевать. Я их научил играть в шахматы и шашки. Играем все вместе с бабушкой в лото, домино, монопольку и даже в карты. Ребята спят у нас в детской на раскладывающемся диване. Вот только скоро уже не будут умещаться – растут ведь.

А на смену идет третий внук – наш Стёпочка. Глядя на них, не замечаешь, как идёт время. Вроде, только что ездили забирать его с мамой из роддома в январе 2008 года, а вот он уже бегает летом через полтора года в гостях у друзей на даче с поливочным шлангом. Не прошло и года – апрель 2010, а Стёпа уже шахматист.

Бабушка Таня изгаляется готовить для них. Мальчишки говорят: ты нас кормишь как в ресторане. А на мне висит ремонт: игрушки, портфели, сумки, чемоданы, обувь, одежда – я умею делать все: отремонтировать или поставить новую молнию, запаять, зашить и заштопать, заклеить вплоть до вырванных клоков на брюках, или куртках. Это не потому, что я вундеркинд какой-то. Нет. Мы все трое братьев росли в семье не белоручками. Уже в детстве, видя как работают отец и мать, нам приходилось помогать и одновременно учиться у них. Работать в огороде, в саду, строительство нового дома, его отделка и благоустройство научили нас всему.

У матери была от родителей ножная швейная машинка «Зингер». Она шила и перешивала зачастую и одежду нам. Тогда изобилия товаров в магазинах не было, да порой и доходов у людей на походы в магазины не было. Вот помню, мы научились строчить на машинке. То модно было ходить в брюках клеш, то в дудочках. Мы сами распарывали штанины и или вставляли клинья, или наоборот зауживали их. Модные веяния (особенно у молодежи) они как зараза быстро доходят и до периферии. Стало модно ходить в рубашках с погончиками. Сами мастерили их, заглаживали (запрессовывали) утюгом, а потом аккуратно прострачивали по краям и пришивали к рубашкам. Просили мать или тетку Агафью Корниловну (сестру отца) сшить нам рубашки – курточки, а погончики к ним делали сами. На «Зингере» можно было строчить материал любой толщины. До сих пор эти швейные машинки ценны и как раритет, и как техническое совершенство.

Ребята наши на каникулах (и зимних, и летних) любят ездить в детские оздоровительные лагеря (в Подмосковье, Севастополь, Форос в Крыму). Там у них скалолазание, занятия на гончарном круге, походы в горы, летом море, стрельбы, верховая езда, плавание, изготовление всяких поделок, соревнования, … После возвращения дедушке приходится ремонтировать все, вплоть до чемоданов – пацаны ведь настоящие, а не тихони.

Вот приехали с зимних каникул с подмосковного лагеря «Альбатрос» - вырван клок из спортивных штанов и сломалась ручка у чемодана на колесиках. - Дед, сделаешь?
-Конечно, сделаю, - отвечаю, - а куда я денусь. На то я и дедушка.

Потом звонит старший после моего ремонта: - Дед, спасибо. Классно заклеил, даже не видно, где было вырвано.

А уж про помощь по урокам и говорить нечего. Здесь мы вместе с Татьяной участвуем. В этом учебном году Андрюша начал ходить с 1 октября 2009 года на подготовительные курсы для поступления в лицей. В нашем микрорайоне есть общеобразовательный лицей, но с техническим уклоном. Когда-то это был центр производственного обучения для старшеклассников. Еще наша Ольга ходила туда в 10 и 11 классах, училась на секретаря-референта. Конечно это громко звучало, но их учили уже тогда работать на компьютерах – японских «Ямахах». Сейчас на его базе создали лицей информационных технологий (ЛИТ) № 1537 г. Москвы. Он сам решил записаться туда на учебу. Конечно, это платные курсы, как и сам лицей. Но, поскольку у них многодетная семья, то плата снижается на одну треть. Занятия с октября до апреля, 2 раза в неделю по трем предметам: русский язык и логика на 2 часа и математика на другой день тоже на 2 часа. Программа по сравнению со школой и больше, и глубже, и даже идет впереди школьной. Затем экзамены. По их результатам идет зачисление на учебу. И если не проходит, то осенью можно еще раз сдавать вступительные экзамены с общим потоком. Конечно, тяжело на два фронта: школа и лицей. Говорили ему, что не обязательно стараться поступать, походи, позанимайся и оставайся учиться в школе. - Нет, я обязательно должен учиться в лицее. Это глубже школы и после него у меня будут гораздо большие возможности.

И труды не пропали даром. По итогам учебы у Андрея один из самых высоких рейтингов и его освобождают от выпускного экзамена по математике. Сдает только экзамен по русскому языку. Общие результаты будут объявлены через четыре дня. Все это время изводит себя и нас: поступлю – не поступлю? Объяснений, что при таком раскладе, считай тебя уже приняли, даже если по русскому будет тройка – не принимает. А вдруг не зачислят? 30 марта – официальные списки. Андрей Буткевич принят в лицей. Результат экзамена по русскому 16 баллов из установленных 18. Ура! Радости нет предела. Бежит в магазин и покупает бабушке букет гиацинтов. - Бабушка, я поступил благодаря тебе. Спасибо!

Действительно, программа по математике трудная и опережающая школу. Он приносил из лицея варианты заданий и они с Татьяной их разбирали и решали. Была уйма споров: - Я не понимаю, мы еще это не проходили, как это делать, … Таня объясняла, иногда я подключался, спорили, ругались. Но, в итоге в башку внуку все вбивалось и становилось все понятно. Теперь наш лицеист мечтает о Президентстве. Конечно, это подростковый максимализм, но чем черт не шутит. Я вот говорю друзьям: - Со мной только на Вы. Я дед будущего Президента.

Теперь и средний загорелся идеей лицея, хотя Артем не такой настырный как старший. Он более флегматичный и одержимостей меньше, и дается ему из-за этого все труднее. Но помощь от родителей и от дедушки с бабушкой всегда рядом.

Не знаю, как в других школах, но наша школа всегда участвует под эгидой городских властей в организации экскурсионных поездок школьников по другим городам страны и за рубеж. Наш старший Андрей уже ездил 2 раза по таким планам в Санкт-Петербург и в Польшу и Чехию. В этом юбилейном году такие экскурсионные поездки тематически приурочены к празднованию Победы. Они тоже платные, но отбирались школьники по итогам успеваемости и участия в общественной и спортивной жизни школы. Наши ребята стали участниками таких поездок.

Маршрут группы из 25 школьников, куда попал Артем, пролегал на поезде через Белоруссию (Брест), затем на экскурсионном автобусе по одному дню через Польшу, Германию, Бельгию и четыре дня в Париже (один день на Диснейленд) с возвратом в Брест. Оттуда снова поездом в Москву. Стоимость поездки 25 тысяч рублей на человека. Конечно, ребята не одни, с ними несколько сопровождающих – учителя и родители, кто смог поехать. Это восемь дней в марте, в дни весенних каникул.

Свои дни рождения Артем и еще одна девочка из его класса отмечали 23 марта в Париже. Мы с женой подарили Артемке 5 тысяч рублей на оплату поездки. Нашему примеру последовали и дедушка Миша с бабушкой Людой.

В день зачисления Андрея в лицей 30 марта в 9.30 вечера на поезде возвращается Артем из экскурсионной поездки по Европе. Сергей в командировке в Киеве. Его едет встречать на машине Денис (брат Сергея) и привозит домой. Очень доволен поездкой. Снова был в Лувре и в Диснейленде (почему снова – об это дальше). Всем привез подарки на память.

Звонит нам и говорит: - Бабушка, я тебе привез шелковый платок французский в подарок.
А мне сказал: - Дед, ты меня извини, я собирался купить тебе отличнейшую трость (в тот раз я видел такие), но они оказались дорогими и у меня не хватило денег.

Говорят, что дорог не подарок, а дорого внимание. А платок действительно очень хорош. Большой, светло-салатный и на нем надписи: «PARIS – paris», «FRANCE-france» и символы Эйфелевой башни.

Артём привез уйму фотографий на цифровом фотоаппарате из своей поездки. Чтобы их перекачать на жесткий диск компьютера понадобилось почти 70 минут. Дворцы, храмы в тех странах, что они проехали на экскурсионном автобусе за эти дни. Музеи и их экспонаты, Берлинский зоопарк, Диснейленд в Париже, Лувр, Эйфелева башня, Монмартр, … И только он сам 4 раза заснят среди всех этих достопримечательностей.

Была и другая группа школьников с аналогичной поездкой на майские праздники. Она формировалась на базе гранда, который завевала одна из учительниц их школы. Группа была меньше по численности и стоимость поездки тоже меньше из-за доплат по гранду. Естественно, все ребята очень довольны такими экскурсиями и родители стараются из-за всех сил собрать деньги для оплаты поездок своих детей. Некоторым приходится и занимать, но руководствуются правилом: неизвестно, как сложится жизнь у ребят, а раз появилась возможность сейчас – пусть дети едут.

Но не все школы, к сожалению, такие. Вспоминается сериал «Школа», вызвавший резонанс в обществе. Не разбирая его, можно сказать, что в нем очень много гротеска, но также много и правды. Однако, и школ таких, и учителей таких еще очень и очень много. Известный телеведущий программы «Умницы и умники», профессор МГИМО Ю.П.Вяземский сказал:

- Судя по той реакции, которую вызвал сериал, народ испугался правды. В сериале я не увидел ни одного приличного учителя. А жуткий язык, на котором говорят, просто язык их социализации.

По его словам, если говорить в целом об образовании, для этого нужен не просто национальный проект о школе и Год учителя по стране, а национальный подвиг.

Нас всех родители вырастили нормальными людьми. И мы вот жизнь посвятили детям, а теперь внукам. Надеемся, что и они вырастут людьми достойными уважения. Я это говорю не только о себе и своей семье. Также считают, и также растили и воспитывали детей в семьях моих братьев. Также будет у них и с внуками.

У Ивана Игнатьевича двое детей и одна внучка – Настенька. Старший тоже Ваня (теперь уже Иван Иванович 35 лет) тоже родился в Гурьеве. Так получилось, что когда Иван и Валя после окончания учебы (он в Ленинграде, а она в Алма-Ате) и положенного отпуска прибыли к месту службы молодого лейтенанта в Гаджиево (Мурманская область, база подводных лодок Северного флота), чиновники (а они везде чиновники, даже в армии) встретили их с «радостью»: - Жилья нет. Лейтенанту на лодку, а Вы, мадам, как хотите.

И ничего не оставалось Вале, как возвращаться назад в Гурьев к родителям. Там Ванечка и родился. И только через год после отпуска Иван привез свою семью к месту службы, получив комнату в общежитии. Потом была 2-х комнатная квартира и 5 лет службы Заполярным кругом, где почти полгода полярная ночь.

Потом капитан-лейтенанта Ивана Игнатьевича перевели на службу в Комитет и направили на учебу на 1 год в Высшую школу этого ведомства в город Новосибирск. Жилье, конечно, никто им там не дал. Жили они у наших знакомых, которые в это время работали в Ираке.

Вернулись через год. Все осталось за ними: работа (т.е. служба), квартира, кроме одного. На Севере по закону за каждый год службы (работы) выплачивается к зарплате растущий ежегодно северный коэффициент (надбавка). Но если перерыв составляет год, то заработанная надбавка за это время пропадает. Вот и Ивану заявили:
- Ваше право на заработанную за 5 лет надбавку пропало из-за перерыва.
- Так я же не сам уезжал. Меня официально по приказу командировали на учебу. Есть документы.
- А в законе не написано по какой причине перерыв. Есть перерыв – значит, больше нет надбавки. Начинайте ее зарабатывать заново с нуля. Закон есть закон.

Что это? Бездушие чиновников или законы наши такие, чтобы платить гражданам как можно меньше? Отсюда вероятно, и желание людей обходить, где только можно законы. Искать и придумывать всевозможные лазейки.

Прошло еще 6 лет и капитана 3-го ранга переводят с Севера на службу в Подмосковье в Чеховский район, в закрытый городок Чехов-2. Здесь Ванечка заканчивает школу и поступает на учебу в Академию ФСБ, идя по стопам отца. Оттуда они ездят в Москву: сын на учебу, а отец на службу, когда его перевели в Центральный аппарат Комитета. Дорога на общественном транспорте в один конец занимает 2,5 часа, а то и больше.

Годы учебы нашего племянника в Академии (хоть она и военная) – это все-таки студенческие годы. Ванечка часто приезжал к нам. Оля и Сергей (они старше его только на год) студенты, он курсант. Времени хватало и на учебу, и на встречи. Прием присяги курсанта Ялфимова отмечали все. Вот эти фотографии как память о том времени, когда наши дети были еще свободными без семей и своих детей. А сейчас, к сожалению, встречи редки. Правда, прошедшим летом Сергей и Оля снимали дачу на Истре в Бужарово и там все встретились на природе.

Ваня после окончания Академии дослужился до капитана, а потом ушел в запас, так и не дождавшись обещанной квартиры. У него уже появилась семья и 1 июня 2000 года родилась дочка Настенька. Она ровесница нашего среднего внука Артема. Живут они там же в Чехове-2 вместе с родителями жены. Они пенсионеры и помогают Насте, так как Ваня и Лена работают в Москве. Правда у Вани давно уже своя автомашина и не надо теперь трястись на автобусах и электричках. Хотя пробки и заторы на дорогах не только в Москве, но почти и по всему Подмосковью.

Настя заканчивает 4 класс, отлично учится, занимается танцами, синхронным плаванием и дополнительно английским языком. Большую помощь им оказывает бабушка (мать Лены), Татьяна Николаевна, ныне пенсионерка, бывшая учительница. Иван Игнатьевич и Валентина Ивановна живут в Москве, они работают и объективно встречаются с внучкой намного реже. А Ванечка за рабочую неделю так насидится за рулем, что субботу и воскресенье старается проводить дома с семьей. Его в гости не вытащишь к нам и не обижаемся на это, так как понимаем, что 2 дня в неделю это отдых от поездок и желание побыть с семьей.

18 мая 1985 года мы привезли нашу мать из Гурьева насовсем в Москву, отправив заранее вещи в контейнере. Прилетели утром на самолете я, жена, дочка Оля и мама, и с нами маленькая дворовая собачка Жучок (вся черная-черная). Не захотели расставаться с ней и, оформив все документы, взяли с собой. Нас встречал Иван и сообщил новость – вчера 17 августа родилась у них дочка Маша. В Чехове-2 была своя медсанчасть, но не было роддома. Поэтому Валентину Ивановну увезли в роддом города Серпухов. Вот у Маши стоит в свидетельстве о рождении – город Серпухов, хотя она после этого не была там ни разу.

Потом Иван Игнатьевич получил квартиру в Москве и прекратились эти выматывающие поездки утром и вечером в Москву на работу и назад домой.

Затем последовала командировка в Ташкент в качестве советника нашего посла в Узбекистан на 6 лет. Пять лет из них Маша училась там, в русской школе с 6 по 10 класс. 11 класс она заканчивала в Москве. Иван еще оставался последние полгода там, а Валя с Машей этот учебный год начали в Москве. Решили, что школьный аттестат надо получить российский. Она спокойно по успеваемости выходила на золотую медаль, но по формальным признакам из-за пятилетней учебы в Узбекистане оформить это было весьма сложно. Решили, что главное знание, а не медаль.

Собирая материал для публикации, натолкнулся на фотографию Машеньки. Сидит маленькая девочка и видно, что с напряжением читает она книжку, держа ее наоборот (как принято говорить – вверх ногами). И я тогда на обороте фотографии (это было почти 20 лет назад) сделал надпись. Привожу ее сейчас под этой фотографией полностью. И как мне кажется сейчас, видно не зря я так написал тогда.

После школы она успешно поступает в Академию экономической безопасности. Академия была организована при налоговой полиции, а при реформировании этой службы передана в ведение МВД России. Это военизированное учебное заведение со всеми тяготами военной службы: несение караула, кроссы, стрельбы и т.д. но прошло 5 лет и вручение дипломов с присвоением звания лейтенанта.

Когда дети маленькие, то они начиная говорить, часто коверкают слова и получается очень смешно. Вот, Ванечка говорил не морковь, а морконь. Маша, когда ее купали и пена от шампуня щипала глазки кричала: «Головенку не надо мыть. Не мойте мою головенку». И теперь эта девочка, с этой головенкой получает Красный диплом Академии экономической безопасности.

Иван Игнатьевич, после возвращения из Ташкента, по направлению Комитета работает экспертом-советником в аппарате Комитета Госдумы России по связям с соотечественниками по странам СНГ и за рубежом. Родительский попечительский Совет Академии поручает капитану 1 ранга И.И. Ялфимову вручать дипломы выпускникам Академии этого года. И отец вручает на торжественном построении выпускников Академии Красный диплом своей дочери.

Маша начинает работать в службе финансового мониторинга. Работа нравится, интересно, но трудно, т.к. нет нормированного времени. Все строится по принципу: Надо! Срочно надо! А это значит, и до 10, и до 11 вечера, и надо «бывает и в субботу, и в воскресенье». Однако, Маша находит время и возможность и на другое. И 30 августа 2008 года свадьба у Маши и Андрея.

Зять хороший парень. Всем Ялфимовым понравился. И все Ялфимовы со своими семьями были на свадьбе. Вот только мне не повезло. Я в это время с 13 августа по 5 сентября лежал в госпитале – операция по устранению вальгусной деформации пальцев ноги. Татьяна моя в знак «солидарности» осталась с внуками, а дочь с мужем поздравляли молодых и от себя, и от нас.

Не прошло, как говорят, и года, а Маша выходит на защиту кандидатской диссертации. В 2010 она становится кандидатом экономических наук. Тема работы весьма специфична, исходя из профиля работы ее организации. Эту проблему впервые в глазах общественности поднял в свое время Александр Иванович Гуров в «Литературной газете» публикациями «Лев готовится к прыжку» и «Лев прыгнул», а затем и в книге «Красная мафия», и в других. Сейчас он генерал-майор МВД в отставке, депутат Государственной Думы РФ.

А проблема, поднятая им, осталась, стала разрастаться, как говорят и в ширь, и в глубь. Пришло время взяться за нее не только с позиций публицистики, как это делают известные журналисты А.Минкин, А. Хинштейн, Н. Зятьков, Ю. Поляков и другие. И не только в оперативном плане руками Генеральной прокуратуры, Счетной палаты…., но и с научно-исследовательских позиций. Наверное, диссертация Марии Ивановны Ялфимовой (теперь уже по мужу Митюковой), одна из первых в этой области.

24 ноября 2009 года Ивану Игнатьевичу исполняется 61 год и Комитет издает приказ об окончании срока его командирования в Госдуме РФ и об увольнении с 23 февраля 2010 года в отставку. Это в соответствии с законом о возрастных сроках службы и ротацией на этой основе кадров. Так закончился период его военной службы. Но жизнь на этом не кончается. Теперь гражданка, больше свободного времени и на дачу, и на внуков. Одной внучки Настеньки, конечно мало, должны быть и внуки, и внучки новые. Есть надежда на Машу с Андреем и еще, и на Ванечку с Леной – подумаешь 36 лет.

Вот и Иван перешел в наше категорию пенсионеров. Мы с женой давно пенсионеры и инвалидность себе заработали. По знаменитому закону № 122-ФЗ (о компенсации льгот) заимели статус федеральных льготников. Валентина Ивановна у Вани и Лидия Руальдовна у Володи тоже пенсионерки, но продолжают работать. Вот только сам Владимир Игнатьевич еще не дорос до нашего уровня. Ему еще ждать до 14 марта 2013 года, если не увеличат срок пенсионного возраста. Идут уже публикации о том, что надо хотя бы 2 года добавить к пенсионному пределу, как для мужчин, так и для женщин. Причина понятна – нечем пополнять пенсионный фонд. А отсюда идет рост отчислений работодателей в Пенсионный фонд от величины выплачиваемой ими заработной платы работникам, и увеличение возрастного предела для ухода на пенсию.

Есть и другие варианты решения этой проблемы. Например, схема разработанная Германом Стерлиговым и его единомышленниками. Это известный в прошлом владелец биржи «Алиса», миллионер-предприниматель, отказавшийся от всего и уехавший в глубинку, начав успешно заниматься разведением элитных пород мелкого скота (овец, коз) и страусов на своих фермах. Он предлагает создать в стране систему целевых пенсионных отчислений взамен обезличенных отчислений в общий котел пенсионного фонда.

По этой схеме каждый работающий отчисляет от своей зарплаты средства на лицевые пенсионные счета своих родителей, а не в общий котел Пенсионного фонда. При этом, зарплата работающих должна быть белой (без дополнительных конвертов), а работодатели освобождаются от отчислений в Фонд. А по договору между детьми и родителями размер отчислений может варьироваться от средней ставки, принятой в стране. В зависимости от места работы детей, их уровня зарплаты, уровня жизни родителей: по договору все детально регламентируется между ними и по срокам, и по деньгам.

Устанавливается прямая зависимость между детьми и их родителями. Дети знают, что их деньги идут конкретно их родителям, а не растворяются на счету Пенсионного фонда, где с ними могут произойти любые пертурбации (а они зачастую и происходят: на благоустройство офиса Фонда и прочих материальных благ для сотрудников, например, в виде Мерседесов….). К тому же и штат его сократится, и функции переориентируются. Не надо будет собирать деньги в общий котел, крутить их, перераспределять, индексировать и прочее. Дети напрямую будут содержать своих родителей. Связи между детьми и родителями, между бабушками-дедушками и внуками своих детей станут еще крепче.

Это прямая связь, а не опосредованная, как сейчас. Конечно, еще много надо дорабатывать в этой схеме, но она куда перспективнее того, что есть сейчас. К тому же, такая схема способствует демографическому росту в стране. Ведь чем больше детей в семье, тем больше в старости будет от них помощь родителям. Как говорят прямая и обратная зависимость.

В первой части летописи дочери Владимира Игнатьевича еще только учились: одна начинала в МГУ, а другая заканчивала школу. Сейчас уже младшая Таня заканчивает Институт стали и сплавов – МИСиС. Пошла по стопам отца, а он его выпускник в 1976 году.

После окончания института Владимир был направлен на работу в авиационный центр в городе Жуковский под Москвой, на опытный завод ОКБ им. Мясищева в отдел Главного металлурга по авиационным сплавам. Работал там он долго, даже застал период, когда они занимались «Бураном» (жаропрочными плитками).

В 1985 году в декабре после свадьбы с Лидой он переехал в Москву. Жили они вместе с ее родителями в доме на Открытом шоссе. У этого дома есть своя история. Через несколько лет после заселения жители стали жаловаться на состояние здоровья. После многочисленных комиссий установили, что панельные стены дома выделяют фенол. Долго бились жители с властями и наконец добились решения о расселении из этого дома.

Затем также долго шел процесс расселения жильцов. С четвертой попытки наши родственники получили две расположенные рядом квартиры на одной лестничной площадке. Семья Володи с Лидой с двумя детьми получили 3-х комнатную квартиру, а семья родителей 2-х комнатную. Конечно, это было очень удобно, но зато очень далеко. Район Солнцева за МКАДом и причем, на самом окраине Солнцева – под названием Ново-Переделкино.

Раньше Москва ограничивалась кольцевой автодорогой (МКАД). Сейчас почти десяток районов Москвы за кольцом: Зеленоград, Солнцево, Жулебино, Ново-Косино, Митино, Братеево и другие.

Интересна дальнейшая судьба их бывшего дома. Его еще долго использовали как дом – общежитие для тех, кто приезжал в Москву на короткий срок: полгода, год, 2 года…. Например, военнослужащие на учебу, в длительные командировки и по другим причинам. Наверное, считали, что ничего страшного пожить годик-другой в фенольных стенах. Наконец, года три тому назад дом снесли.

Вот с тех пор наши родственники живут в Ново-Переделкино. Метро там нет, и долго еще не будет. Если ехать к ним на общественном транспорте от Ивана (Юго-запад Москвы, начало Мичуринского проспекта), то надо 1,5-2 часа, а от нас (Северо-восток Москвы, конец проспекта Мира – начало Ярославского шоссе), то это займет 2,5-3 часа. Живем в одном городе, но расстояния аховые.

Владимир Игнатьевич работает в ВИЛСе (Институт легких сплавов). Это был всесоюзный институт Министерства авиационной промышленности. Сейчас это тоже институт, но состоит из отдельных коммерческих организаций.

Жена его, Лидия Руальдовна уже пенсионерка, но продолжает работать проектировщиком в одной коммерческой структуре. На семью с двуми дочками – невестами пенсии не хватает.

Младшая дочь Татьяна Владимировна получает в этом году диплом. Впереди заботы с поиском работы. Теперь уже давно нет распределения после окончания учебы. Наши управленцы отказались от планирования везде и во всем. Понадеялись на рынок – рынок все расставит по своим местам. А он ничего не расставил.

Академик Е.П.Велихов на вопрос: "Что Вы позаимствовали бы из эпохи социализма в сегодняшний день?" Ответил: "Прежде всего – культ знания. Еще – позаимствовал бы некоторые элементы системы здравоохранения и …. Плановую экономику. - Он говорил: - Стратегическое планирование, целеполагание необходимы. Мои приятели в крупных нефтяных компаниях в Америке говорят: «У нас все по плану, но мы меняем его каждые 3 месяца".

Вот с проблемой поиска работы столкнулась и их старшая дочь. Елена Владимировна закончила исторический факультет МГУ в 2008 году с Красным дипломом. По традиции дипломы таким выпускникам вручает сам ректор, академик Садовничий.

Училась она на бюджетном отделении (т.е. бесплатном). По окончании учебы ей предлагали сдавать экзамены на поступление в аспирантуру на дневное отделение. Это тоже бюджетное обучение, т.е. бесплатное, а вечернее, заочное отделения, соискательство – это все теперь платное. Но она отказалась. Причины вроде бы были разные, но одна их них – не захотела сидеть «на шее» у родителей. Стипендия аспиранта в 1000 рублей – это ничто.

Пошла работать. Идти в школу категорически отказалась. Нет желания и нет призвания к педагогике. Да, если посмотреть на школу сегодняшнюю, то можно и забояться. Опять вспоминается сериал «Школа».

Выпускники истфака, да еще МГУ, имеют очень широкий спектр выбора места будущей работы: педагогика, журналистика, сфера музеев, искусства, телевидения, архивоведения, …. Но нужно иметь или призвание к чему-то, или заранее еще студентами начинать подрабатывать в какой-то одной из этих ниш, чтобы набираться опыта, и, как говорят, столбить себе будущее место приложения сил. А если этого нет, то, получив диплом, стоишь в растерянности: это не хочется, то не нравится, тут я никого не знаю,….

По рекомендации пошла Лена работать в банк. Проработала полгода, даже зарплата за это время стала уже неплохой, но поняла, что все это чужое, душа не лежит. И уволилась сама безо всякого принуждения. Сейчас работает в одном информационно-рекламном агентстве.

Я уже писал, что человек утром должен с радостью идти на работу, а вечером с еще большей радостью идти домой. Но так бывает только тогда, когда работа приносит и моральное, и материальное удовлетворение. К сожалению, это далеко не всегда и не у всех.

Все-таки выбор профессии заранее очень многое значит. И ребенок сам, и его родители не должны пускать эта на самотек. Этот процесс надо исподволь лепить и лепить. А у нас зачастую ставят цель – институт обязательно, а какой и зачем – это уже неважно, после разберемся. А вот после бывает уже поздно. Я в какой-то степени на себе это испытал.

Вот теперь у Володи с Лидой впереди новые заботы. Дочки выросли, дочки выучились – впереди самостоятельная жизнь. А это значит, будут у них семьи (а семья начинается со свадьбы). Возникают проблемы с жильем, будут дети (а это значит, внуки). И у дедушки с бабушкой будут новые обязанности и новые радости.

Да, это действительно радости. На собственном опыте мы с женой это знаем. Уже совершенно по-другому, с еще большей долей сентиментальности ухаживаешь и радуешься этим крошечным существам. Мне кажется, что даже больше, чем радовались собственным детям. Я уже своим братьям все уши прожужжал о внуках. Вот младшему 2 года и 1 месяц. Оля ходила с ним к врачу, вернулись. Спрашиваем его, что было? - Бубонька. - Что, правда было сильно больно? - Не, нормально.
Вроде ничего особенного в этом диалоге, но ведь ему всего 2 годика. И когда видишь его мимику, слышишь как он говорит, то дед с бабкой млеют.

Хочу ещё рассказать 2 эпизода. В начале года Оля и Сережа приезжали к нам в гости со всеми ребятами. Встречаем. Первым входит Степочка. Я ему: - Степочка, дорогой, здравствуй – и протягиваю ему руку. Он мне отвечает: - Сначала с папой.
Два годика и он мне, как бы подсказывает: ты сначала, дед, поздоровайся со старшими, а потом со мной. Откуда это? Никто не учил его такому этикету и деликатности.

Еще пример. Вечером они уходят. Уже одетые стоит в тамбуре (у нас часть лестничной площадки отгорожена металлической дверью на 2 квартиры; там мы разуваемся). Я протягиваю ему руку, он мне тоже и пытается снять варежку (значит понимает, что руку для пожатия надо давать без перчатки). Говорю ему: - Степочка, до свидания. Давай поцелуемся. Целуемся с ним и он говорит: - А с папой и с мамой?
Мы взрослые с изумлением переглядываемся и я отвечаю: - Конечно, дорогой. Обязательно всех поцелуем.

Я ничего не придумываю. Сравнивая нас с нашими детьми, с внуками по возрастным этапам видишь разницу. Это эволюция и объективная эволюция. Таня называет его инопланетянином.

Сейчас много пишут о 2012-2013 годах. Древнеегипетский, восточный календари, календари американских индейцев (майя, ацтеки, чероки и другие), предсказания пророков (Нострадамус, Эдгар Кейси,…) связывают это время с апокалипсисом (концом света). Но толкователей этого события много разных. В основном все связывают это с библейским вариантом. Есть однако, гипотеза (от потомков тех же жрецов майя), что действительно в этот период случится событие, которое должно коренным образом изменить духовную сущность человечества и стать началом новой светлой эры. Подтверждением такого варианта, служат так называемые дети индиго, о которых очень много пишут, и все выше сказанное.

Вот, все эти чувства предстоит испытать и Володе с Лидой, и Ване с Валей. Нам-то, наверное, своих новых внуков уже не увидеть, а до правнуков от наших внуков, скорее всего не дожить.

А у них все впереди, все обязательно будет. И они будут уже нам жужжать о своих внуках, как мы им сейчас.

 .

 .  

ШКОЛА И УЧИТЕЛЯ

Я уже рассказывал в первом очерке о школе, где учился я и мои братья. Конечно, сегодняшние школы (сами здания, оборудование классов, дворы, спортивные площадки, …) не идут ни в какое сравнение с теми нашими. Это объяснимо: время другое, возможности у государств другие, хотя, к сожалению, далеко еще не все школы отвечают современным требованиям, особенно на периферии: хоть в России, хоть в Казахстане, хоть в другой бывшей союзной республике.

Но память о своей школе в сердце каждого у нас. Вот, читаю в интернете воспоминания гурьевчан – А.Н. Шергилова, В.В. Тарабрина о школе имени Н.В. Гоголя в жилгородке. Сколько трогательной любви в их словах об этом времени (об уроках, а порой о своих проделках на уроках, о рыбалке в летние каникулы, о своих учителях, …). И я не удержался рассказать о том, о чем умолчал до этого.
Мы все трое братьев учились только на хорошо и отлично. Мать наша с удовольствием ходила в школу на родительские собрания, так как всегда нас хвалили и маме это было естественно приятно. Порой маме говорили: «Да, Ваши дети любимчики в школе». Но если мы и были любимчиками, то только за свои способности и свое трудолюбие и желание к учебе. Мы не были паиньками. У нас, как и у всех детей были озорные выходки, порой и поведение не ангельское. Но об этом чуть позже.

А вот в учебе мы все трое были молодцы. Правда, не было у меня способностей ни к музыке (не дано мне было музыкального слуха), ни к иностранным языкам. Я с трудом выходил на четверку за четверть или при помощи списывания домашних заданий у Светы Нейман и у Бори (Айбара) Шманова, или учителя порой помогали. А учителя по английскому языку у нас были хорошие. Нас учили Мамбет Сержанович Сержанов, Гапар Тимергалиевич Тимергалиев, потом приехала Клавдия Павловна Коробова - все они были выпускниками Алма-Атинского иняза. А в 10-м классе преподавателем у нас была выпускница московского института имени Мориса Тореза Антонина Николаевна Сучкова. Конечно, все они, отработав положенные три года, уезжали из Гурьева. Будучи в командировках в Алма-Ате я встречался с Мамбет Сержановичем – он работал в республиканском радиокомитете. Был в гостях в семье у Клавдии Павловны. Она в Гурьеве вышла замуж за нашего знакомого Вячеслава Калашникова и они потом уехали в Алма-Ату.

В общем, грех обижаться на учителей – англичан, просто не дал Бог мне способностей ни к иностранным языкам, ни к музыке. Зато говорить и писать, как мне кажется, я уже со школьной скамьи умел неплохо. А вот у Ивана с Володей по английскому успехи были куда выше моих. В добавок младший брат рисовал хорошо (до сих пор хранятся его небольшие графические портреты наших обоих дедов и отца) и отлично он режет по дереву. А средний Ваня играл сначала на гармошке (ему еще маленькому купили гармонь), на слух подбирая мелодии, затем освоил кларнет, а после играл в ВИА на собственном саксофоне. И тоже резал по дереву. Уходя в автономку (это походы атомных подводных лодок на 60 – 90 суток без права всплытия по охране рубежей страны), брал с собой наборы штихелей, образцы рисунков, фанерные заготовки и в свободное от вахты время занимался резьбой. У нас дома много подаренных им картин с такой биографией.

Но паиньками, как я уже писал, мы не были. Игры с ребятами, порой и ссоры, велосипеды, игра в альчики, рыбалка, а Ваня еще занимался гонками на каноэ по Уралу – все было. Вот был случай с Иваном. Купили ему путевку в летний пионерский лагерь после окончания пятого класса.

Лагерь работал в лето по три смены на 21 день в каждую смену. Располагался он недалеко от дома на берегу Урала. Обычно река, если бежит ровно, то один берег, как правило, бывает крутой, а другой пологий. Это связно и объясняется вращением земли вокруг своей оси. А Урал очень сильно петляет и поэтому от сильного течения один берег подмывается и он обрывистый, а другой, где лука (изгиб) возникает отмель. И так чередуются они. У нас в Балыкшах на такой отмели, по левой стороне Урала, построили пионерский лагерь. Одноэтажные дощатые корпуса, где жили ребята, корпус столовой с кухней, небольшой корпус с комнатами отдыха и администрацией, площадка для пионерского костра и спортивная площадка.

Весной, особенно раньше, когда Урал был полноводным, в половодье он сильно разливался и это место заросло деревьями. И как говорят – сам Бог велел организовать для детей летний лагерь отдыха, а на зиму все закрывалось - забивалось. Весной подремонтировывалось к открытию лагеря и каждое лето он принимал детей. Это были ребята местные и из города. Балыкши (поселок рыбоконсервного комбината) был немного обособлен от города. Также как жилгородок – поселок нефтеперерабатывающего завода. Говоря современным языком, это были зоны градообразующих предприятий города.

В таком лагере был наш Ваня. Воспитателями и вожатыми работали учителя нашей школы в Балыкшах, а также и городских школ. Директором был завуч младших классов нашей школы Илья Семенович Колояниди, спецпереселенец из Крыма, обрусевший грек. Лагерь был обычный, как тысячи таких же лагерей в других местах. Дети купались, загорали, были разные игры, спортивные соревнования, в день заезда и накануне окончания смены – пионерские костры с песнями.

В день закрытия смены, ребята обычно пишут мелом на стенах всякие отзывы, пожелания. Написал и наш Ваня: «Прощай лагерь, голодовка!». С чего это он взял, он и сам не знал. Захотелось отличиться, вот и написал, что на «ум» пришло. Конечно, никакой голодовки не было. Илья Семенович знал нас хорошо и ему было обидно, как директору лагеря. Он и высказал это маме, когда она пришла забирать Ваню, что не ожидал он такого от Ялфимовых. Ванечке, конечно, была взбучка моральная дома.

Володя наш тоже однажды отличился. Живя на Урале, главным удовольствием для ребят было купание и рыбалка. Ловили рыбу и зимой, и летом. Ребята рыбачили в основном летом и весной когда шла вобла на нерест. Ловили ее и сетками, и, так называемыми, кругами в половодье. Летом, когда сходила вода, ловили судака на переметы. Сначала бродили мальков бреднем, а потом завозили вплавь или на автомобильных камерах, там где была отмель, переметы на 15-20 крючков с насаженными на них мальками. О рыбалке красочно, с восторгом о прошедшем детстве в каникулы расписал на своем сайте в интернете В.В. Тарабрин. У нашего дедушки Ивана Матвеевича Склярова была хорошая лодка. Мы на ней на веслах и по Перетаске, и через Урал ходили. На Урале течение было довольно сильное и перейти на веслах на другую сторону было трудновато.

Я часто рыбачил с этой лодки на Перетаске. Накопаешь в банку червей на огороде и часов с 6 утра сидишь на лодке с удочкой. Ловились тарашки, красноперки, лещики, чехонь. Удочки конечно были самодельные, только крючки магазинные. Один раз поймал сазанчика весом больше килограмма, еле вытащил.

Ловили красную рыбу: севрюгу, осетра, но это специальными сетками, или баграми. Такая рыбалка уже для взрослых была и рыбаков гоняли работники рыбнадзора. Однажды и наш Володя увязался со взрослыми ребятами на такую рыбалку. На них наткнулся рыбнадзор, взрослые разбежались, а ребят помладше задержали и выписали штраф, пригрозив сообщить в школу. Наш брат - рыбак налетел на штраф в 150 рублей. Мать переживала и не столько из-за денег, а сколько из-за того, что в школу придет письмо на «браконьера». Сейчас это вспоминается порой с юмором, порой с ностальгией об ушедшем времени, а ведь тогда это были переживания, даже со слезами.

Хранится дома фотография, связанная тоже с рыбалкой. Только это не детские уже годы. В 1973 году на майские праздники прилетели мы с женой к родителям. Отец накануне поздно вечером поставил на Перетаске маленькую сетку на воблу (шестом ее протолкнул в речку). Днем пошли вытаскивать, а она зацепилась за трубу ветрянки, через которую качают воду для огорода. Я разделся и полез ее вытаскивать. Родился и вырос на Урале, а плавать так и не научился. Поэтому левой рукой держусь за трубу, а правой пытаюсь снять сетку с трубы. Труба длинная, сетка не снимается. Пришлось нырять с головой. Наконец снял, выныриваю, а на мне сетка и над головой вобла в сетке бьется. Жена моя момент усекла и вышел уникальный снимок на память.

Еще случай, связанный с младшим братом. Я уже писал, что у нас в городе было много спецпереселенцев: с Кавказа, с Крыма, немцев с Поволжья и с Прибалтики, были и корейцы с Дальнего Востока. Все они давно жили в России, были во многом обрусевшие, почти все хорошо говорили по-русски. Даже имена были русские, только фамилии были свои. Ничего в это плохого нет. Когда люди разных национальностей живут вместе, то происходит естественная ассимиляция и смешанные браки.

По соседству жило много корейцев. Рядом с нашим старым саманным домом в своем таком же доме жила корейская семья. Родители: дядя Володя (работал парикмахером) и тетя Люба (домохозяйка) говорили по-русски плоховато, а их дети: Виктор, Федя, Роза и Борис говорили без акцента. Мы часто собирались в их доме, сидя на теплом кане, играли вместе. Дядя Володя так смешно говорил. Они во дворе своем тоже завели маленький огородик. Вот он говорил соседям: «Лука узе сосати нато» (Лук уже сажать надо).

Корейцы очень трудолюбивый народ. Они в нашем краю привили аккордничество. Брали у властей города в аренду землю за городом и засевали целые плантации луком, подсолнечником, овощами. Обрабатывали силами своих семей, родственников, иногда нанимали за плату работников в помощь. Осенью, собирая урожай, расплачивались за аренду деньгами, и сдавая продукцию. Даже наш отец ездил к аккордникам обивать головки подсолнухов. Они под южным солнцем вырастали в человеческий рост, головки были как огромные тарелки с крупными семечками. Рассчитывались за работу и деньгами, и урожаем. Отец привозил по мешку (даже двум) крупных подсолнечных семечек.

Однажды дядя Володя поссорился с женой. Тетя Люба расплакалась и пришла жаловаться к другой соседке Дусе Калининой. Та стала выговаривать обидчику: «Зачем Любу обижаешь, нельзя так». А он в ответ: «Дуся, моя бит нету, токо ругай-ругай». Мы потом часто это выражение употребляли. Когда 18 мая 1985 года увозили мать к себе в Москву (продав участок и дом) утром в 5.30 пришли все соседи (самолет улетал рано) к дому, в том числе и т. Люба (дяди Володи уже не было в живых) попрощаться с мамой.

Возвращаюсь к истории с Володей. Приходит к нам домой другая соседка т. Катя Ким и говорит матери: «Дуся, зачем Ваш Володя мою дочку чанкайшистской назвал?». У матери глаза на лоб: «Что ты, Катя, я даже такого слова не знаю. Я его научить такому никак не могла. Извини, пожалуйста, мы разберемся с ним». А они видно где-то поссорились и он в сердцах ляпнул ей, не понимая, что этот Чан-кай ши никакого отношения к корейцам (тем более к нашим) не имеет. Слышал по радио, в газетах про него много писали, но что он китаец и враг любимого в то время нашей страной Мао-Цзе дуна, наверное, не знал. Просто со злости решил обидеть девочку и ляпнул. Ну, конечно, наш «политолог» получил за это.

Вот, жили, все было. Многое забылось, а еще больше держится в памяти. Я тут спрашиваю его: «Ты помнишь, когда школу кончил?». Он говорит: «Конечно. У меня в 2010 году три юбилея:
40 лет как школу окончил.
50 лет 1 сентября как пошел в 1-ый класс.
25 лет – у нас с Лидой Серебряная свадьба».

Сейчас активно обсуждаются вопросы образования, особенно с вводом ЕГЭ. Кто хвалит, кто ругает советскую школу обучения, а ведь система образования в СССР считалась одной из лучших даже и за рубежом. Я уже писал о нашей школе имени М.В. Ломоносова в Балыкшах, которую мы все трое окончили: я в 1959, Иван в 1966, а Володя в 1970 году. Это обычная периферийная школа, но знания она давала нам отличные, благодаря нашим учителям. Уже нет в живых нашей директрисы – Екатерины Александровны Носенковой, но память о ней живет у каждого выпускника. Она жила в школе и жила школой. Благодаря ей во дворе школы была построена мастерская для производственного обучения ребят. Выпросила у руководства рыбоконсервного комбината и мехзавода несколько станков (токарный, сверлильный, …) верстаки, инструменты. И уроки труда были у нас не отбыванием повинности.

Помню в это время вышел фильм о Тарзане, а киномехаником в большом деревянном клубе рыбокомбината в маленьком зеленом парке (где был кинозал, фойе для танцев, библиотека, помещение для хоровой студии) работал высокий, красивый парень, с черной волнистой, как у Тарзана, гривой волос. Его звали Виктор (забыл к сожалению фамилию). Так, она уговорила Виктора вести кружок юных киномехаников. Желающих было аж на две большие группы учеников. И Виктор в свой будке киномеханика проводил с нами занятия на настоящем кинопроекторе.

Директором этого клуба работал Владимир Юрьевич Коринблит. Он был из числа мобилизованных во время войны строителей по линии ГУАС. Так, Екатерина Александровна переманила его работать в школу. Он преподавал черчение и рисование, вел уроки труда совместно с другим преподавателем Агафоновым П.А. и вел в школе кружок «Умелые руки», где мы учились выпиливать и выжигать по дереву и фанере.

Как я уже писал в первом очерке, ребята за ним ходили табуном. Наши работы «Три богатыря» по картине Васнецова, выжженный портрет В.И. Ленина и другие работы выставлялись в краеведческом музее Гурьева. У меня дома сейчас висит на стене выжженный и выпиленный из фанеры мной портрет А.М. Горького. А портреты Поля Робсона и президента США Ф.Д. Рузвельта были отосланы в Алма-Ату для формирования потенциальных экспонатов от Казахстана для Всемирной выставки в Брюсселе в 1958 году.

Приборы для выжигания Владимиру Юрьевичу делали знакомые электрики. Продавались в магазинах фабричные выжигатели, но они были маломощные и ими можно было только точки выжигать, а не картины. Конечно, и мне купили такой приборчик, а толку от него никакого, он до сих пор лежит без дела. И я тогда заказал себе тоже самодельный, хороший выжигательный аппарат. Сделал его Коля Агапов, курсант гурьевской мореходной школы – любитель электротехники. Мореходка эта располагалась рядом с нашей школой.

Николай взял, так называемый, котельный трансформатор, перемотал его и вывел каждый вывод из обмотки на разные напряжения: 10, 11, 12,12,5 и 13 вольт. Я этот трансформатор поместил в деревянный ящичек (сундучок с крышкой) и по бокам разместил розетки под каждый вывод, написав под каждой ее напряжение. Закрываешь сундучок крышкой с защелкой, ставишь перед собой на стол и включаешь через длинный шнур в сеть. Трансформатор потихоньку гудит, можно работать. А выжигательные перья делаешь сам из нихромовой проволоки разной толщины. Это деревянные или эбонитовые ручки (трубочки), к которым крепятся нихромовое перо и электрический провод с вилкой для включения в соответствующую розетку на аппарате. Нас этому научил Владимир Юрьевич.

Вот этот аппарат я привез с собой в Москву. Долго я им не пользовался и сейчас почти через 50 лет опять занялся выжиганием. Своими руками обшил деревянными планочками, вагонкой застекленные лоджию и балкон в квартире и на дверках шкафчика, тумбы столика выжег картины: слоны в африканской саванне, известный писающий мальчик, девочка с гитарой. Учу внуков выжигать, но это требует усидчивости и долгого терпения, а мальчишкам на одном месте усидеть трудно.

Поинтересовался в интернете: какие выжигательные аппараты выпускает сейчас промышленность? Оказалось, что за 50 лет ничего не изменилось, все точно такие же, только форма изменилась и названия. Картину ими не выжжешь, только точки. А ведь какой бизнес можно организовать, начав выпускать хорошие выжигательные аппараты под разное напряжение с набором под эти напряжения выжигательных перьев. В магазинах не найдешь альбомов для выпиливания узоров по дереву и картин для выжигания.

Чтобы хорошо выжигать не обязательно уметь рисовать. Надо только иметь набор картин для выжигания и большое желание к этому. Подготавливают (вычищают наждачными шкурками) фанеру (доску) под размер выбранной картины и переводят ее на этот материал через копировальную бумагу (копирку). Контурные линии (где необходимо) выжигают (как бы вырезают) пером нихромовым, а саму картину этими перьями ретушируют, сверяясь с оригиналом. Ретушь дает возможность при помощи светотени получать объемное изображение объекта и зритель благодаря этому его объемно и воспринимает. Научиться этому совсем не трудно. Но нет в магазинах ни хороших выжигательных аппаратов, ни таких альбомов для выпиливания и выжигания по дереву. А сколько бы ребят не болталось без дела, приучаясь к труду и искусству.

Но вернемся к школе и нашим учителям. Русскому языку учила нас Елена Александровна Рязанова. Скромная, неброская, средних лет женщина, но сколько душевного такта было в ее педагогической деятельности. Предмет свой она, конечно, знала в совершенстве. Тогда еще мальчишками мы не могли выразить словами ее ауру, а вот сейчас могу сказать: в ее работе был материнский инстинкт к своим ученикам. За мной сидел Ванька Бедризов. Симпатичный, черненький, щупленький, кудрявый мальчишка, но любитель озорничать. На его незлобные и даже не хулиганские, можно сказать, выходки она не ругалась, и даже не замечания делала, а слегка иронизировала. Помню, она ему говорила: «Ванечка, не прячься за Ялфимова. Он не богатырь. Я ведь все вижу.»

По каналу «Одноклассники» на Ивана Игнатьевича (я не зарегистрирован на «Одноклассниках») вышел ее сын и сказал, что прочитал в Интернете мою летопись, рассказал маме (она так и живет в Гурьеве). Елена Александровна просила передать нам привет и сказать, что помнит всех нас. Как приятно получить от хороших людей весточку даже по Интернету, или по телефону. Надеюсь (дай Бог ей здоровья), что сумеют они прочитать и продолжение нашей летописи.

Все учителя нашей школы по очереди учили нас: сначала старшего, потом среднего и дальше младшего. Мы проходили через их руки и души. Вот, у Вани в старших классах была классным руководителем Алла Сергеевна Новоселова. Затем она стала классным у Володи. У нее была дочка ровесница ему. Уже после окончания школы Владимиром наша мама при встречах с ней не могли наговориться: как дети, как учатся, какие успехи в жизни, …. Ничего удивительного, обе матери, обеим интересно, у обоих душа болит одинаково за детей.

А как нас учили? Вот хочу поделиться воспоминаниями.

Математику в старших классах вел у нас Ованес Еремович Мартиросян. По школе ходили байки, что он лупит учеников большой деревянной линейкой и старшеклассники пугали этим малышей. Действительно у него в руках была такая линейка, и он болтунов на уроках постукивал ею по голове, по плечам (не бил, а постукивал). Тех, кто отвлекался, пытался разговаривать, он поднимал с места и просил повторить, что сейчас говорили. И если молчали, то он говорил: «Мальчик, тебе, что медведь на ухо наступил?». Было неудобно, стыдно перед ребятами после этого. Воздействие его линейкой было не физическое, а моральное. А школьный курс математики (алгебра, геометрия, тригонометрия) он знал в совершенстве. Ованес Еремович был из числа спецпереселенцев из Крыма. Их в Гурьеве было много. Все работали, ущемления в правах не было. Сначала после приезда, конечно, было им трудно: без крова, без работы, но все обустроилось. Почти все построили себе дома (не дворцы). В Гурьеве даже 2-х этажных домов в личной собственности не было, даже с, так называемой, мансардовой крышей. Зато сейчас как грибы выросли на берегах Урала особняки на неправедные деньги. Даже, когда разрешили возврат спецпереселенцам, далеко не все уехали назад.

Возвращаюсь к нашим учителям. Историю старшеклассникам преподавала Роза Николаевна Воробьева: высокая, очень красивая, спокойная, интеллигентная женщина. Она приехала с мужем, которого перевели на работу в наш город. Фамилия его была Калита (она нам запомнилась по учебнику истории).

Помню в 10-м классе на уроке «История СССР» рассказывала о покушении на заводе Михельсона на В.И. Ленина эсерки Фани Каплан. Она говорила, что, несмотря на этот теракт, по просьбе Ленина ей была сохранена жизнь и Каплан потом сильно раскаивалась в содеянном. А перед этим, после окончания 9-го класса, я был за хорошую учебу включен в группу школьников из Гурьева на экскурсионную поездку в Москву. Это было летом 1958 года. Мы были в Москве 7 или 8 дней. Нас возили по станциям метро, водили на ВДНХ, были экскурсии в Кремль, на Красную площадь, в Мавзолей, где тогда лежали Ленин и Сталин, были экскурсии по музеям, в том числе и в музей Революции на ул. Горького (бывшее здание Московского дворянского собрания). И там экскурсовод, рассказывая о покушении на Ленина, сказал, что Каплан сразу же по приказу председателя ВЧК была расстреляна.

Я на этом уроке сказал об этом. Роза Николаевна ответила, что ей и в школе, и в институте говорили так, как она нам объясняет. Тогда я написал в музей Революции письмо и попросил объяснить, почему такое разночтение. Пришел ответ, где объяснений не было, а было за подписью научного сотрудника музея написано, что эсерка – террористка Каплан была расстреляна. Это письмо я принес в школу, показал его на уроке. Никто мне в школе не предъявил никаких претензий, что мол вот какой «правдоискатель» выискался, подрывает авторитет учителя и т.д. Роза Николаевна объяснила на уроке, что в то время так учили, а сейчас после ХХ съезда партии вскрываются новые факты и хорошо, что мы узнаем их, и что вы ребята сами интересуетесь этим.

Вот еще приятное воспоминание. Географию нам преподавала Фаина Александровна Чернахаева. Предмет она знала досконально. Каждое лето в свой отпуск она ездила и дикарем, и по турпоходам в Крым, в Карпаты, на Тянь-Шань, в Сибирь,…. И на уроках рассказывала нам, что видела своими глазами, где ходила своими ногами. А как она гоняла нас по географическим картам! Говорила: зная карту, Вы всегда можете рассказать о том, о чем Вас спрашивают.

И в этом я убедился на собственном опыте. Сдаю вступительные экзамены летом 1959 года в Куйбышевский Плановый институт (г. Самара сейчас). Среди них – экономическая география СССР. В школе специально такого предмета не было, хотя мы проходили и физическую географию страны, и полезные ископаемые, и размещение и развитие производительных сил. Но при подготовке к экзамену я, все таки, заготовил несколько шпаргалок. И готовясь отвечать по билету, заглянул в одну из них. Принимала экзамен зав. кафедрой экономической географии, профессор, женщина. Как оказалось ярый противник шпаргалок.

И, несмотря на мой хороший ответ по билету, начала дополнительно гонять меня. Зная карту, видя на карте размещение полезных ископаемых, гидроресурсов, транспортные схемы, железные дороги, я с честью отбивался и отбился. Поставила она 5 и говорит – зачем полез за шпаргалкой, если все знаешь. Что тут можно было ответить, видно страх попутал. Но отбился я благодаря Фаине Александровне, она нас так учила. Вот ей спасибо. Сколько уже лет прошло, а я помню.

Вот только один наш класс, а какая отдача благодаря нашей школе. Два кандидата наук – Света Нейман и я; летчик генерал-майор – Толя Соловьев; Гена Меньщиков после окончания МИСИ работал ведущим проектировщиком в ГИП-2 (к сожалению, нет его уже в живых), Леня (Володя) Котельников после института до сих пор работает на Севере в Ямало-ненецком округе на нефтегазовом месторождении в поселке Муравленко, Айбар Шманов после Карагандинского политехнического института работает в Алма-Ате. А сколько ребят работают специалистами у себя на родине в Гурьеве: Надя Козлова – нотариус, Алла Старцева заведует аптекой – всех не перечислишь.

Сталкиваясь с ситуациями, в которые иногда попадают наши внуки и ученики наших знакомых, порой удивляешься и позицией сегодняшних учителей, и отношением самих сегодняшних учеников, и особенно сегодняшними учебными программами. В младших классах проходят «Муму». Текст сложный и трудный для чтения. Начинаешь рассказывать и объяснять. Следует вопрос: «А почему Герасим не мог уйти от этой барыни и взять с собой собачку?». Рассказываешь про крепостное право, крепостных крестьян. Опять вопрос: «Так, что у нас в России были рабы?». Они уже знают про гладиаторов, про рабов, но это было в Древнем Риме. А тут выходит и у нас, и не в древние времена.

Вывод отсюда, кажется, очень прост. Надо было включить в школьную программу хотя бы один урок с рассказом о крепостном праве, как оно образовалось, о крепостных крестьянах, о помещиках, то есть о барынях и баринах. А потом для закрепления идут литературные произведения. А то «Муму» И.С. Тургенева, «Малыш и Жучка» В.И. Дмитриевой, «Тема и Жучка» Н.Г. Гарина – Михайловского из его повести «Детство Темы» по разному дают представление о том времени.

Вот еще пример. Средний внук Артем в 3-ем классе проходил былины об Илье Муромце. В учебнике, в заключение раздела идут контрольные вопросы по закреплению материала:
Как звали лошадь Ильи Муромца?
Как звали его родителей?
Как называется его головной убор?

И оказывается это ермолка. Он что, после 30 лет сидения на печи приехал в Муром из земли обетованной? По словарю Даля это головной убор еврейского народа. Зачем ребенку запоминать имя лошади былинного богатыря? Разве от этого повысится уровень интеллекта ребенка? Не лучше ли было вместо лошадей, ермолок и тому подобного забить в школьную программу не одного, а целую галерею былинных богатырей?

Конечно, не у каждого учителя есть душевное призвание быть учителем. И когда такое случается, то плохо от этого в первую очередь ученикам. Если мы при советской власти жили сравнительно одинаково, то сейчас огромное имущественное расслоение негативно сказывается на нравственной атмосфере школы и на всех остальных сторонах жизни общества. Экс-премьер СССР Н.И. Рыжков, давая интервью газете «АиФ» сказал, что в Советском Союзе разница в доходах наиболее и наименее обеспеченных составляла 4,5 раза. Меньше этот показатель был только в Швеции – 3,5 раза. Сегодня эта цифра в России по разным данным от 15 до 25 раз, а в Москве – все 50!

Такой пример. Семья наших детей (дочери и зятя) многодетная: три сына. Их отец – Сергей с 7 утра до 10-11 вечера на работе. Естественно зарабатывает. Нет, не торговля, это инженерная фирма по обустройству объектов загородного строительства, включая водообеспечение, теплоснабжение, канализационные стоки, …. . Такие инжиниринговые услуги хорошо оплачиваются, но, чтобы их выполнить, как говорят в народе, – надо пахать и пахать. Дома с детьми Оля: два ученика и только что родившийся Степочка (ему еще и годика нет).

Конечно, ей помогаем и мы, и другая бабушка, и няня приходит на 5-6 часов в день. Но школа, подготовка уроков, спортивные секции (футбол, бокс) и участие в спорт соревнованиях в школьных командах, дополнительные занятия английским у обоих ребят – полностью загружают Олю и всех помошников. Сосед по дому, приятель и заведующий турфирмой предлагает горящую семейную путевку на 7 дней в Париж. И Сережа ее покупает для жены и двух ребят. Дома остается с маленьким он и плюс в помощь две бабушки. На осенние каникулы в 2008 году Оля с ребятами улетает.

Конечно, море впечатлений у них: сам Париж, Лувр, Эйфелева башня, на целый день экскурсия в Диснейленд, …. Завтрак был в отеле за турфирмой, а обедали сами в кафе в зависимости от свободного времени и других обстоятельств. Старший внук Андрей очень самостоятельный мальчик, лидер и в классе, и среди сверстников по школе, с амбициями. Хочет все сам и впереди, и лучше других. Если поехал во Францию, то надо постараться познать все. В кафе заказывает себе блюдо из лягушачьих лапок. Официант потом говорит Оле: «Первый раз вижу русского мальчика, который заказывает блюдо сам, и спокойно его поедает».

Вернулись через 7 дней. Все выжили: и путешественники, и те, кто оставались. Все хорошо. А вот потом в школе у среднего Артема был случай, связанный с этой поездкой. Заболела их учительница и несколько дней ее заменяла другая. Было задание на уроке подчеркнуть зеленым цветом какие-то слова. Он не сделал это. Она его спрашивает: «Почему?». «У меня, - говорит он – нет такой ручки». В ответ: «На поездку во Францию нашлись деньги, а ручку купить не можете».

Ну что тут можно сказать про такую «учительницу»? Я не знаю. То ли ее обвинять, то ли объяснять это переоценкой тех нравственных ценностей, которые были раньше в нашей стране.

Речь идет об ответственности учителя перед учениками за свои слова, за свои поступки, поведение и ответственности учителя за своих учеников. Школа, где учатся наши ребята, обычная, рядом с домом. Раньше она профилировалась как школа здоровья. Хороший спортзал, благоустроенный школьный двор, свой спортивный городок: футбольная площадка с искусственным покрытием, баскетбольная и волейбольная площадки, специальная беговая дорожка, полоса с препятствиями, яма для прыжков, …. Три преподавателя физкультуры, один из которых мастер спорта, старожил этой школы, ведет футбольную секцию. Наши внуки (6-ой и 4-ый классы) активисты футбола. Оба еще с дошкольного возраста ходили (их возила то мать, то бабушка) на секции футбола и дзюдо. Сейчас еще на бокс ходят.

Осенью в школе проходил футбольный турнир на своем стадионе. Сборная 6-ых классов играет со сборной 7-ых классов. Судит игру преподаватель физкультуры. Среди болельщиков и учителя, и одноклассники. Младшие давят на семиклассников, те естественно злятся, грубят. Один гол забивают с подачи нашего Андрея, а второй – он сам. Матч закончился. Победа.

Все учителя тут же уходят. Семиклассники зовут ребят за школу на разборку. Туда бегут и болельщики, в первую очередь девочки. От старших выходит крупный мальчик (переросток), а от младших Андрей – как капитан команды. Он у нас спортивный, но крупным телосложением не обладает. Встреча Давида и Голиафа. Как говорят сейчас по одесски – картина маслом.

По библейскому преданию Голиаф победил великана Давида. Здесь не было ни победителей, ни побежденных. Оба выстояли, но оба остались с «фонарями» под визги девчонок. Нужно отдать должное старшеклассникам. Видно ребята поняли, что младшие играли честно, а азарта и ловкости было у них больше, и что их капитан не побоялся защищать себя и свою команду даже на кулаках. Расстались под рукопожатие. Зато вечером телефоны у Андрея дома надрывались. Это уже родители зрителей (особенно девочек) этой разборки звонили Оле, и говорили, как девчонки взахлеб рассказывали, что Андрюшка не испугался встать на защиту себя и своей команды.

Все конечно хорошо, все правильно. И бог с ним, с синяком под глазом, зато характер правильный и достоинства не потерял ни у себя, ни у друзей. А вот учителя не имели права тут же разойтись, оставив детей одних. Хорошо, что все так разрешилось, а ведь могло бы, к сожалению, и по-другому. Ведь видно было, что конфликт назревал уже по ходу игры. Неужели интуиция не подсказывала, что старшие не захотят смириться с поражением от младших? Нет. Игра закончилась и все тут же ушли.

А есть, конечно, и другие школы. Вот, рассказывает Валентина Ивановна – жена брата Ивана Игнатьевича. Она преподает английский язык. Два года назад в их обычную школу пришел молодой амбициозный директор со своей программой модернизации процесса обучения.

Через два года школа получила статус городского образовательного центра. Департамент образования утвердил педагогическому коллективу 15 % надбавку к тарифным ставкам. Директор ввел право на оплачиваемые дополнительные занятия с учениками сверх школьной программы при согласии их родителей. Так называемая, продленка в школе из обычных посиделок учеников превратилась в обязательную работу по выполнению домашних заданий. Ученик не уходит с продленки без невыполненного и непроверенного учителем задания на дом.

Родителям не надо дома проверять у ребят уроки и домашние задания. Это все делается в школе с помощью учителей. Причем, зачастую урок ведет один учитель, а задания на продленке помогает выполнять и проверяет другой. Загрузка ученика в школе 100-процентная, нагрузка учителя – полный рабочий день, а отсюда и зарплата другая. В школе (теперь уже в образовательном центре) появились мужчины, так как зарплата стала достойной. А ведь отсутствие мужчин-преподавателей бич для школы.

Дисциплина жесткая. В штате появились два психолога и два дежурных администратора. Если, к примеру, во время урока по каким-то причинам возникает конфликт, могущий привести к срыву урока, то вызывается дежурный администратор. Все классы, кабинеты связаны автоматизированной связью. Нажимается преподавателем кнопка в классе и вызывается администратор. Он уводит из класса ученика и урок продолжается. Разборка с нарушителем проводится потом, а учебный процесс на уроке не страдает.

Система управления в этом образовательном центре авторитарная, но и что в этом плохого. Сюда приходят учиться, получать знания и ничто, и никто не должен мешать этому. И чем больше будет таких образовательных центров, тем уровень образованности и грамотности будет не такой, как показали итоги внедрения ЕГЭ за прошлый учебный год.

В МГУ был проведен такой эксперимент. Для выпускников школ, набравших наибольшее количество балов по этой системе и принятых в Университет, устроили контрольный диктант на факультете журналистики. Результаты поразили. Почти у каждого по 10-20, а то и больше ошибок. Это обсуждали по телевизору и в передаче на радиостанции «Эхо Москвы», и в прессе.

Представить себе, что такое могло быть с выпускниками, когда я оканчивал школу, или с выпускниками во времена окончания школы моими братьями, просто невозможно.

Реформируя и модернизируя школу надо не только увлекаться западными образцами (бакалавры, магистры, тестирование, одиннадцати – и двенадцатилетки, колледжи, многобальная система оценок знаний и прочее западничество), а взять все то лучшее, что было в советской системе образования (от начальной школы до высшей).

Академик Е.П. Велихов на вопрос, чтобы Вы взяли из эпохи СССР в сегодняшний день? Ответил: «Прежде всего культ знания. Государство всячески способствовало образованию граждан. Когда советский Союз запустил первый спутник в 1957 году, а затем 12 апреля 1961 года полетел в космос Юрий Гагарин, то президент США Д.Ф. Кеннеди признал победу СССР и сказал: «Победила советская наука, советская школа». А сейчас ректор МГУ Виктор Антонович Садовничий заявил: «Качество школьного образования падает…Наши университеты должны организовывать институты повышения квалификации школьных учителей». А он вице-президент РАН, академик, Председатель Российского совета олимпиад школьников.

Президент и правительство России объявили 2010 год Годом учителя. Школа (и процесс обучения, и процесс финансирования, и все остальное) подвергаются реформированию. И это правильно, и необходимо.

Школа должна учить и воспитывать. Воспитательная функция школы, конечно, неразрывно связана с семьей и обществом. Так было и так должно быть всегда.

 .  

О ДРУЗЬЯХ - ТОВАРИЩАХ

Новых друзей в нашем возрасте уже не ищут, берегут тех, с кем свела жизнь. Конечно, в детстве, в школе одни друзья; в юношестве уже появляются друзья из той среды, где ты учишься, гуляешь; во взрослой жизни – другое окружение: работа, места отдыха и сфера интересов, семьи. Все люди проходят через это и, наверное, у всех людей выкристаллизовывается узкий круг, который остается с человеком на всю жизнь.

В первой части летописи я коротко рассказывал о своих и о друзьях братьев. В школе я дружил с Толей Соловьевым, Геной Меньщиковым и Борей (Айбаром) Шмановым. Айбар потом уехал учиться в Караганду в Политех, а после института в Алма-Ату. Там мы встречались несколько раз, когда я бывал в командировках. Сейчас ничего не знаю о нем.

Геннадий уехал в Москву, поступил в МИСИ, женился. Встречались на каникулах, когда он приезжал в Гурьев, и когда я бывал (а это очень часто) в Москве в командировках с химзавода. Встречались часто, даже ночевал несколько раз у них. Потом, став аспирантом, и после, уже живя постоянно в Москве, дружили семьями. Приезжал он (у него была своя машина) и к матери нашей, когда мы перевезли ее из Гурьева. Но, к сожалению, нет Геннадия, ушел он из жизни.

Про дружбу с Анатолием Соловьевым я подробно рассказал в той летописи. Начиная с того момента, как Толя стал учиться в Военно-воздушной академии имени Гагарина в Монино под Москвой, мы очень часто устраивали застолья все три друга с семьями и у них в общежитии, и в наших квартирах с Геннадием. Хоть квартиры были совершенно пустыми (не заработали мы еще на интерьеры), это не было помехой.

С Толей дружим до сих пор. В 1956 году в 8-ом классе мы с ним сели за одну парту. И так до окончания школы в 10-м классе 1959 года. Сейчас в 2010 году исполняется 54 года нашей дружбы. Уже наши жены знают друг о друге даже больше чем мы, так как они говорят при встречах и по телефону куда больше нас.

В Москве живут две наши одноклассницы: Света Нейман и Рита Бабинич. Мы встречаемся, созваниваемся, но часто видеться не получается. К тому же и возраст сказывается – порой тяжело на подъем.

Начав работать на ГНПЗ с января 1960 года, я подружился с Толей Стойчевым и Жорой Сорочинским. Они пришли на завод летом этого года после окончания школы им. Гоголя в жилгородке. Анатолий в наш цех КИП, а Жора в электроцех. Их родители работали на заводе и попросили руководство, чтобы ребят приняли на работу. Затем завод после 2-3 лет работы направляет их, как заводских стипендиатов, на учебу в институты с последующим возвратом на предприятие. Так на самом деле и было в последствии.

Ребята были на год-два моложе меня. Толика прикрепили ко мне, как к куратору. Я уже в это время работал прибористом в пирометрической лаборатории, после того как отработал слесарем в мастерской по ремонту гидравлических манометров. А на мое место приняли Юру Кабанова. Он тоже был принят как будущий стипендиат.

С Анатолием и Жорой я подружился. Где-то через полтора года я купил себе мотороллер «Тула-200М» и ребята меня учили вождению. Мне сначала было трудно научиться ездить. Но, в конце концов, с помощью своих наставников я начал неплохо водить, ездил на нем на работу (и на ГНПЗ и на химзавод – ведь они располагались за городом).

Мотороллер служил мне верно до самого отъезда в Москву в аспирантуру. С Сорочинским мы часто встречались здесь в Москве (он уже жил в Подмосковье, в г. Домодедово).

Про Стойчева и его судьбу я подробно рассказал в первой публикации. Приезжая в Москву на операции и протезирование, Анатолий с женой останавливались несколько раз у нас. Мы втроем (я, Меньщиков и Сорочинский) помогали устраивать Анатолия в ЦИТО, возили его на консультацию в институт им. Вишневского (там был у меня знакомый врач). Оформляли документы и ходатайство от Миннефтехимпрома в протезную мастерскую на изготовление протезов.

К сожалению, Анатолий Алексеевич 15 мая 2008 года после болезни в возрасте 65 лет скончался и похоронен в Гурьеве, Геннадия Меньщикова тоже уже нет, а с Георгием Николаевичем Сорочинским связь была до сих пор прервана. И вот в канун 65-летия Победы Георгий, получив от Луизы Стойчевой мой телефон, прозвонился и мы, пообщавшись после долгой разлуки, договорились встретиться после его возвращения из командировки..

В период взрослой жизни в Гурьеве я дружил с Георгием Метлиным и Володей Севрюгиным. Георгий (мы его тоже звали Жорой) работал в цехе КИП в отделе точной механики и жил в заводском общежитии, где мы часто собирались в его комнате. А Севрюгина мы сделали пожарником. У него не было никакого диплома. Мы с Жорой уговорили его поступить на заочное отделение в пожарное училище г. Саратова и пойти служить в пожарную часть химзавода.

Начальником части был майор Кныр, я знал его и его семью. Их дочь Таня работала тоже на заводе, и была как и я членом заводского комитета комсомола, а жена работала диспетчером в городской кассе Аэрофлота. Я тогда чуть не каждый месяц летал в командировки, и всегда для меня были билеты с ее помощью через бронь. Попросили Кныра, и он взял его на должность инспектора и добился для него звания младшего лейтенанта еще до окончания училища.

Володя хорошо служил, и уже после моего отъезда из Гурьева, дослужился до майора и сменил Кныра после его ухода на пенсию. Сейчас он сам пенсионер и уехал в Саратов. Связи с ним тоже нет.

Нельзя умолчать еще о трех друзьях из Гурьева. С двумя их них (Женя Карпов и Володя Зарщиков) я вместе работал и даже более того, это я их перетащил к нам на химзавод в отдел комплектации оборудованием. Женя окончил Гурьевский политехникум и работал старшим инженером в нашем отделе по электрооборудованию. А Володю я уговорил перейти их цеха КИП ГНПЗ инженером в наш отдел. Мы с ним вместе вели оборудование КиА (он был как бы моим помощником).

Потом Володя и Женя женились. Обоих жен звали Ларисами, обе они приехали на завод как молодые специалисты. Одна после окончания Чимкентского химико-технологического института, а другая после Днепропетровского техникума. У Володи, к сожалению, жизнь не сложилась. Они переехали в Усть-Каменогорск на химкомбинат и там развелись. И сейчас его уже нет в живых. Его сгубило пристрастие к зеленому змию. А Женя с Ларисой тоже уехали из Гурьева на строящийся завод в Краснодарский край.

Третьим другом, в моих воспоминаниях из Гурьевской жизни того времени, был Анатолий Васильевич Гурин. Он приехал в город тоже как молодой специалист с Украины. Работал в городской стоматологической клинике и дополнительно два дня в неделю вел прием как отоларинголог в медсанчасти нашего завода. Здесь мы познакомились и подружились. Он часто бывал у нас дома. Потом, когда получил квартиру, то отец помогал ему делать ремонт. Вообще, он был у нас как член семьи.

Уезжая из Гурьева в аспирантуру, я ему просто отдал свой мотороллер. Оставлять его было некому, так как Ваня уже учился в Ленинграде, а Володя через год заканчивал школу и должен был уезжать поступать в институт. Потом, когда с нашим отцом в декабре 1973 года случилось несчастье, то Анатолий одним из первых пришел на помощь и сделал все что мог. Я тоже об этом подробно рассказал в первой части летописи.

Сейчас Анатолия Васильевича тоже нет. Его забрала из жизни автоавария – разбился на своей автомашине.

Вспоминается одна история из той взрослой Гурьевской жизни. Летом в одно из воскресений он приехал к нам домой, и мы с ним и с братьями пошли на Урал купаться. В том месте, где из Урала вытекала Перетаска, был крутой глиняный яр. И в этом яру (обрыве) раки нарыли себе норы. Вот как стрижи роют себе норы (гнезда) в крутом обрывистом берегу. Здесь такие норы, только в воде. Нужно поднырнуть, засунуть в нору руку (почти до самого плеча), выставив палец, а рак клешней хватался за него. Ты вытаскиваешь руку с раком и выныриваешь. Рак клешню не разжимает сам. Снимаешь рака с пальца в ведро.

Так, мы наловили целое ведро раков. Накупались и с раками домой. С технологией варки раков мы были не знакомы и поэтому поступили варварски. Знали, что их варят – и все. Промыли раков, налили чистой воды в большущее ведро, положив раков вперемешку с зеленью (укроп, петрушка, кинза) и поставили ведро на огонь. И они у нас подверглись пытке в процессе нагревания воды до кипения. Темные мы были ребята, периферийные, одним словом. Не знали, что раков надо бросать сразу в кипяток. Но раки сварились (хотя сначала и помучались) и мы их с пивом и с удовольствием всех съели.

Вот пишу, вспоминаю и перед глазами картины детства, юности, начало взрослой жизни. Наверное, было что-то и печальное в той жизни, но нет: встают только картины светлые, солнечные, полные приятных воспоминаний о том времени.

В последние годы через интернет появляются и заново устанавливаются связи с земляками - гурьевчанами. В прошлом году нашелся и приезжал в гости Слава Чукалин. Он теперь живет в Германии в городе Трире (жизнь забросила его так далеко), да и изменился он очень сильно. Был он в гостях и у Ивана, и у меня, вот с Володей встречи не было. Время, расстояния, да и заботы взрослой семейной жизни не дают порой полной свободы в своих желаниях.

Много гурьевчан, постоянно живущих в Москве. С кем-то встречаемся , с кем-то перезваниваемся по телефону, вспоминаем то время, когда жили там, купались летом в Урале, ходили на танцы, на спектакли народного театра во Дворце культуры ГНПЗ в жилгородке и на концерты заезжих артистов (были и такие, и неплохие), пили пиво с гурьевской воблой или вяленым жерехом (такой рыбы в магазинах сейчас не купишь, особенно воблы) – это ностальгия и она приятна.

А какие водились в Урале сазаны и судаки. Приезжая в Гурьев в отпуск, мы, как говорят, отрывались на рыбных деликатесах. А ещё я любил варенье, пирожки и вареники из паслёна (там паслён называли вороняжкой).

Интернет дает возможность общаться с земляками из других городов и мест. Особенно Иван и Владимир в одноклассниках и по электронной почте вовсю общаются. Я еще, как говорят, «чайник», и в этой «паутине» вязну и мне братья передают приветы от земляков. Многие их них пишут, что читали «Летопись». Вот, сын В. Ю. Коринблита, Саша, живущий ныне в г. Тольятти с матерью, прочитав ее, откликнулся. Благодарит, что мы помним отца. Сказал, что позвонил своему старшему брату Юрию, которого судьба занесла в Израиль, и рассказал про публикацию.

Из гурьевчан, постоянно живущих в Москве, если начнешь перечислять, то боишься, что обидятся те, кого не упомянешь. Пора создавать гурьевское землячество из нынешних москвичей. Однажды собрались за столом у нас и оказалось, что коренная москвичка только моя жена. А все остальные (хоть и живут уже здесь по 30 и 40 лет), но родились не тут. И встреча прошла под лозунгом – Понаехали тут!

Я уже писал, что из моего класса здесь: Анатолий Соловьев – генерал-майор авиации в отставке, Света Нейман – кандидат химических наук, Рита Бабинич, друзья по школе Ивана и Володи – Катя Живетина, Мила Ким (по мужу Романова) – специалист высшей категории в одной из клинических больниц города, Валерий Караулов наш сосед гурьевский (занимается бизнесом), все дети (Сергей, Ольга и Тимофей) Саши Горбунова – племянника нашего (ныне покойного) двоюродного брата Георгия Аверьяновича Аничкина, Холодова Надежда Кузминична – редактор в издательстве «ЭКСМО», Мухамедьяров Владимир Шаяхметович – бывший заместитель председателя гурьевского горисполкома, Андрей Иосифович Колтайс и много других наших земляков.

Андрей Колтайс в свое время тренировал в Гурьеве Славу Чукалина и Анатолия Стойчева по настольному теннису. Толя даже был чемпионом города в то время по теннису.

Со многими пути – дороги в жизни разошлись, а все равно вспоминаешь то время и тех людей. Вот сейчас молодежь увлекается попкорном. В моду вошло: в кино идти, попкорн с собой нести. А мы этим попкорном хрустели в Гурьеве еще в 50-ые годы того века. Рядом с нашими дедушкой и бабушкой Скляровыми жила армянская семья Оганесян из Крыма. Семья у них была большая. А за их участком жили корейцы Ким: дядя Коля, тетя Лиза и их дети. Вот, мы дети зачастую играли все вместе: Мила Ким (о которой я только что упоминал), Коля Оганесян, русские ребятишки. Летом у многих во дворах были небольшие печки, где готовили еду. В домах при 40-градусной жаре печки не топили, а готовить надо было. Вот, Колина бабушка на такую печку ставила большую чугунную сковороду, она накалялась, затем насыпала крупную каменную соль и кукурузу. Кукуруза на раскаленной сковороде, вероятно от этой соли лопалась (прямо взрывалась) и получалось то, что сейчас называют попкорном. Бабушка нас всех угощала такой кукурузой. Потом Оганесяны участок с домом продали и уехали. А уже взрослым, работая на химзаводе, я часто встречался с Николаем.

Он заочно окончил Университет дружбы народов им. Патриса Лумумбы (сейчас его называют РУДН) и работал председателем профсоюзного комитета треста «Гурьевнефтехимстрой», что строил наш химзавод в качестве генподрядчика. Вот еще одно подтверждение – не было потом никакого лишения прав для спецпереселенцев и их детей.

В Москве мы познакомились с Виталием Станиславовичем Пешковым. Я уже писал о нем. Он выходец из уральских (яицких) казаков. Окончил истфак МГУ, есть публикации по истории уральского казачества. Вокруг него собрались такие же ребята – потомки уральцев. Мы собирались организовать землячество здесь, но тогда у нас из этой затеи ничего не вышло. А вот сейчас эти ребята (Виталий Пешков, Петр Пряхин, Николай Гостев и многие другие) вплотную подошли к процессу регистрации московского землячества яицких (уральских) казаков. Организовали и ведут в интернете сайт землячества. 21 ноября 2009 года в день Архистратига Михаила Архангела и покровителя Уральского казачьего войска организовали встречу уральцев, проживающих в Москве. Мы все трое братьев тоже были.

Из Санкт-Петербурга приехал Евгений Иванович Коротин. На встрече была организована презентация диска традиционных песен уральских (яицких) казаков «На краю Руси обширной». Каждому участнику встречи был вручен диск с автографом Коротина. Этот диск с 23-мя казачьими песнями удалось записать благодаря Е.Н. Коротину. Он с 1961 года организовывает и проводит фольклорные экспедиции по поиску традиционного фольклора уральского казачества и записей мастеров – исполнителей (песенников) устного поэтического творчества.

Среди приглашенных были гости из Уральского педагогического института им. А.С. Пушкина – как представители Общественного объединения «Уральско-Яицкое казачество».

В Уральске живет Александр Петрович Ялфимов. Я уже писал о нём в первой части летописи. Он, с одной стороны однофамилец, а с другой – наш дальний родственник, но только, как говорят, из другого колена, хотя из одного рода. В книге Назарова ”Очерки по истории уральских казаков” Ялфимовы – чисто казачья фамилия из старого казачьего старообрядческого рода.

Происхождение её, по всей вероятности, такое же, как и происхождение названия нашего города от имени его основателя Гурия Назарьева. Его троих детей называли детьми Гурия, детьми Гурьева. По такой версии Александра Петровича ”толкуется” им и происхождение нашей фамилии (нашего общего рода). Был казак по имени Алфим, а его детей называли – дети Алфима, Алфимовы дети. А на Яике первая буква ”А” заменилась на букву ”Я”. Так, род получил такую фамилию.

Александр Петрович член Союза писателей России. Уже лет тридцать он занимается ”речевой культурой уральских (яицких) казаков”. Первая его публикация ”Зарубки” появилась 30 января 1993 года в городской газете г. Уральска ”Надежда”. Дальнейшие работы по этой тематике подтверждают, вышедшие за этот период книги: ”На запольной реке”, ”Казачий норов”, ”Две серьги” и другие. Им написан большой этнографический очерк ”Подворье уральского казака”.

Активное участие принимал Александр Петрович в выпуске 4-х томного словаря Нестора Малечи ”Словарь говоров уральских (яицких) казаков”, вышедшего в 2003 году в Оренбургском книжном издательстве по Федеральной программе книгоиздания России, о чем указано в завершающем томе словаря от имени издательства. В словаре собрано все богатство народной речи казаков – уральцев с её своеобразным диалектом, выражениями, местными пословицами и поговорками. Например: Казачьему роду нет переводу. Подтверждением этому звучат стихи уральского писателя и поэта А.П. Хорошхина:

 

 

По крутым берегам,
Вдоль Яика реки
Видны здесь, видны там
Казаки, казаки.
Всё то вольный народ,
Всюду сабли стучат,
Нет печали, забот,
Всюду песни звучат.
Здесь и там тумаки,
Чёрный волос до плеч,
И шумят казаки,
И свободна их речь.

 

В настоящее время Александр Петрович работает над романом о Богдане Барбоше, выходце из яицкого казачества, и являющимся одним из первых яицких казачьих атаманов, который никогда не служил царям, купцам, воеводам. Он только, - как говорит Александр Петрович, - спасал полон – то есть людей, угнанных в рабство в Хиву, Бухару, Коканд.

Родился Богдан Барбоша в 1544 году, а в 1588 году ему за неповиновение отрубили голову в Москве на Болотной площади. Первые главы этого романа уже опубликованы в журнале ”Простор”.

В Уральске жил двоюродный брат нашего отца – Ялфимов Федот Кириллович. Он приезжал к нам в Гурьев несколько раз, был и на похоронах отца. Сейчас его тоже нет в живых, остались его дети: Николай, Анна, Евгений, Геннадий и Александра со своими семьями.

Из моего московского периода жизни друзья появились с аспирантуры. Живя в аспирантском общежитии Минхимпрома СССР (по связям через свой химзавод), я подружился сначала сам, а затем уже дружили семьями, с Захаром Соломоном и Альфредом Алоевым. Но один сейчас с семьей в Израиле, а другой в Ереване. Связываемся только по телефону.

А в аспирантуру, как я уже писал, нас поступало трое: Женя Калинкин, Валера Федько и я. Валерий Павлович сейчас живет в Ростове-на-Дону. Он доктор наук, взрослый сын и дочь студентка. Жена – Надежда, к сожалению, умерла 4 года назад (известный бич женщин – рак груди). Видимся теперь редко, только телефон. Правда, Евгений Васильевич, будучи раз в году там, в командировке, встречается с Валерием.

А вот с Калинкиными мы как родственники. С 1968 года и по сей день – это 42 года, уже у них и у нас взрослые дети, а у нас даже трое внуков, а мы еще ни разу не поругались.

Женя после аспирантуры купил часть домика рядом с МКАДом в Перловской. Слегка отремонтировал, провел газ, сделал систему отопления через АГВ. Достатка в то время еще кот наплакал. Освободившуюся печку переделали в простенький камин (я помогал в облицовке лицевой стороны камина плиткой). У них трое детей: сын и две дочери – погодки. Евгений Васильевич после Плехановки работал в Министерстве высшего образования РФ, защитил докторскую диссертацию и опять вернулся в Академию им. Г.В. Плеханова.

Появилась возможность перестроили дом – по сути на месте старого – престарого дома поставили новый бревенчатый, просторный. Дети, перед сломом дома, все-все пересняли на кинокамеру, как память о том времени, жизни, о тех условиях. Девчонки выросли, окончили институт, стало тесно и постепенно к дому пристроили два флигеля на два этажа каждый. Старшая Ксения работает начальником отдела бюджетного контроля в одном из банков, а младшая Кира уже давно кандидат экономических наук, руководит экспертным бюро в области оценочной деятельности. Каждая из них водит свою автомашину. Благо участок, где стоит дом, позволяет иметь гаражи для автомашин.

Девочки помогают мне в моей работе над «Летописью» (и в первой части, и сейчас) – набор и компьютерная верстка, форматирование текста с учетом фотографий. Владеют компьютерной техникой в совершенстве.

А весь дом ведет Нина Константиновна. Каждый праздник дом полон гостей: родственники, друзья. Ей это в радость. Здесь встречаемся за обильным столом.

Я уже писал о Дмитрии Тимофеевиче Новикове. Он еще с аспирантуры был нам и как куратор, и как товарищ. Так до сих пор продолжается дружба, естественно семьями. У них тоже две взрослые дочери и тоже, к сожалению, нет внуков. Встречаемся, как правило, у Калинкиных.

Не забываю я и двух товарищей по работе в институте «ВНИИКомплект», и они меня тоже. Это Борис Михайлович Летуновский и Борис Александрович Лебедев. В первой части «Летописи» я тоже рассказывал о них. С Борисом Михайловичем мы много ездили в командировки по оценке комплектных технологических линий (КТЛ) на Государственный знак качества. А с Борисом Александровичем еще в период аспирантуры жили в одном аспирантском общежитии, а потом работали в одном институте. Сейчас уже пенсионеры и как, и положено по возрасту, с разными болячками.

Из «Транснационального банка», где проработал почти 5 лет у меня до сих пор остались дружеские отношения с Валерием Григорьевичем Конограем. Он тоже флотский офицер в отставке, тоже, как и брат мой из Комитета, - работал у нас в банке руководителем экономической безопасности. Я ему подарил свою книжку «Наша жизнь» и до сих пор в дружбе. На дни рождения, на праздники перезваниваемся, поздравляем друг друга. Вот, на 19-20 декабря звоню с поздравлениями и, если его нет, спрашиваю у жены: - Галина Федоровна, а где Ваш ”контрик”? Она смеется, отвечает: - Жив еще, живой.

За период работы в посольстве в Ташкенте, а затем в аппарате Госдумы РФ у Ивана Игнатьевича появилась масса друзей и приятелей в разных сферах. А из старинных друзей остаются те же: Виктор Алексеевич Железняков по флотской северной жизни и гурьевчанин Владимир Шаяхметович Мухамедьяров. Виктор тоже давно в отставке и работает в администрации г. Мытищи в Подмосковье, а Владимир тоже пенсионер и уже давно живет в Москве.

У нашего Владимира Игнатьевича, помимо школьных друзей и земляков-гурьевчан, друг по совместной работе в г. Жуковском – Валерий Охрименко. Он чуть постарше его, ему уже через год – полтора на пенсию. Но, несмотря на сравнительно молодой возраст уже прошел через две операции, получил минимальную группу инвалидности, а вынужден дорабатывать до пенсии. У нас в стране власти стараются не плодить инвалидов, какое бы состояние здоровья не было.

Жизнь идет, растут дети, внуки, возникают и меняются жизненные ситуации, а старые друзья остаются всегда друзьями. Особенно приятно, когда тебя вспоминают земляки. Ведь столько лет прошло с 1968 года, как я уехал из Гурьева, и вдруг звонок: - Слава, помнишь? Как становиться приятно! Тебя помнят, не забыли. Он звонит – значит, хороший человек, не забыл, а раз меня помнят, то выходит и я хороший человек.

Звонит старый гурьевский приятель Юра Эман, мы еще мальчишками играли вместе в Балыкшах. Ему 73-й год, живет с семьей в г. Луга Ленинградской области. Поздравляет Юрий Иванович с Новым годом. Разговорились и спрашивает: - Скажи, Слава, вот, как, по-твоему, нам пенсионерам, где бы лучше жилось: будь мы сейчас в Союзе, или как сейчас у нас?

Я говорю, если с позиции техники, конечно, сейчас лучше это бесспорно. А вот с материальной стороны, то давай рассуждать и сравнивать. Но сравнивать надо не вообще, не по принципу – средняя температура по больнице, а по конкретным социальным группам людей.

Материальный уровень жизни каждого человека определяется уровнем его покупательской способности. Так, если бы я был пенсионером при советской власти, моя пенсия составляла 120 рублей. На повышенную пенсию в 132 рубля я не претендую, а на обычную имел бы полное право, исходя из 41 года стажа и зарплаты кандидата наук.

Вот теперь делаем расчет. Мне надо слетать в Гурьев: там могилы отца, других родственников и оставшиеся еще живые родственники. Последний раз я там был в 1991 году. Билет на самолет тогда стоил (а цены были всегда стабильны) 35 рублей. Туда и назад нужно 70 рублей. На такси в самый дальний аэропорт Домодедово с предварительным заказом машины к дому – максимум 10 рублей. От моей пенсии остается = 120 – (70 + 10 * 2) = 30 рублей. При стабильных ценах в СССР на колбасу, мясо, конфеты, шампанское и прочее – этих 30 рублей хватило бы на покупку хороших гостинцев.

В сказки сегодняшних лжедемократов о том, что тогда ничего не было, ничего не купить и не достать – я не верю. В опровержение этих небылиц ходил еще тогда такой анекдот. Иностранец говорит: - В магазинах у них ничего нет, а придешь в гости – на столе есть все!

Сказки эти они тогда сочиняли, продолжают повторять их сейчас и сочиняют новую сказку о Спасителе отечества в лице Гайдара. А этого «спасителя» хорошо расчихвостили два мэра Москвы (Г. Х. Попов и Ю. М. Лужков), а уж совсем припечатал к полу, так что не встать, А. Хинштейн (все в «Московском комсомольце» от 22.01.10 и 02.02.10).

Это я отвлекся, возвращаюсь к доказательству. Такова была бы возможность моей поездки в тех условиях.

Теперь сегодняшний день. Моя пенсия до января 2010 года была в размере 6014 рублей. В результате валоризации она увеличилась на 1340, и составила 7354 рубля. Минимальный размер пенсионных выплат по г. Москве уставлен с января 2010 года на уровне 10275 рублей правительством Москвы. Поэтому собес мне доплачивает к пенсии еще 2921 рубля (эту разницу: 10275-7354). В народе эти деньги называют Лужковскими. Это объясняется очень высоким уровнем жизни в Москве. На основании федерального закона № 122-ФЗ (О монетизации льгот) мне как федеральному льготнику (пенсионеру и инвалиду) доплачивают еще 1236 рублей. Сюда входит доплата за отмену льгот по этому закону и еще + мой отказ от льготных лекарств (взамен на деньги). Таким образом, общая сумма пенсионных выплат ежемесячно составляет 11511 рублей (7354+2921+1236).

Теперь делаем расчет моей поездки в Гурьев. Поезд не подходит. Надо ехать до Астрахани, там после 12 часов ожидания пересадка на местный пассажирский поезд – в итоге на все больше двух суток. Остается самолет. Есть ТУ-134 и Боинг-737.
Билет на ТУ = 32000 тенге: 5 = 6400 рублей. Билет на Боинг = 33700 тенге: 5 = 6740 рублей. Значит один билет (туда и назад) составляет или 12800 рублей или 13480 рублей. Звоню в таксопарк «Такси-нью» - поездка в Домодедово или Внуково = 1100 рублей. В «Такси-блюз такая же поездка = 1300 рублей, тоже самое, если не дороже поездка с аэропорта домой. Вот получилось, что только транспортные затраты на одного человека или 15 или 16 тысяч рублей. А пенсия у меня 11511 рублей. К тому же в гости с «пустыми руками» ехать неприлично.

Где уровень покупательской способности выше: у меня будь я пенсионером гипотетически при советской власти, или у меня пенсионера сейчас?

А по состоянию здоровья, по возрасту, да и вообще без жены к родственникам и на могилу к отцу – надо семьей съездить. Пенсия жены (тоже на точно таком же расчете) составляет в месяц 11170 рублей. А только на одну дорогу надо от 30 до 32 тысяч рублей.

Я не жалуюсь. Мы не бедствуем, с голоду не умираем – нет. Но то, что я посчитал, наглядно, в цифрах говорит само за себя.

Пенсии, что получают наши люди, очень маленькие. Поэтому в Москве и доплачивают пенсионерам из бюджета города. Не потому, что городу некуда деньги девать, а чтобы помочь людям жить. И в этом главная заслуга Ю. М. Лужкова. А пенсионеры, достигнув пенсионного возраста, стараются продолжать работать. Работающим пенсионерам эту, как я сказал, Лужковскую надбавку не выплачивают. Если работающий пенсионер, на основе продолжающихся страховых отчислений от своей заплаты, заработает на момент окончания работы, пенсию, превышающую 12 тысяч рублей, то ему тоже не выплачивается надбавка. Получается, что сумма в 12 тысяч рублей уже дает возможность жить совсем безбедно? Однако, это тоже далеко не так. Есть еще одна страшная напасть на людей – коммунальные платежи и тарифы на проезд в общественном транспорте, которые ежегодно растут и растут. Но это тема для отдельного разговора.

А отношение к пенсионерам? В государственных учреждениях, в поликлиниках, больницах, там, где люди стоят в очередях? Об этом давно написал Н. А. Некрасов в стихотворении «У парадного подъезда».

В этом году брат ушел с военной службы в отставку. В течение трех месяцев Ивану Игнатьевичу оформляли документы. Наконец он получает удостоверение офицера запаса, и пакет документов передают в пенсионный фонд (у них свой фонд в отличие от нашего гражданского). Через несколько дней из фонда ему звонок по телефону:
- Вы должны представить нам справку из районного отделения гражданского пенсионного фонда по месту Вашего жительства о том, что Вы не оформляли в нем свою пенсию и не получали ее.
Он отвечает:
- Перед Вами лежит мое личное пенсионное дело. Там написано, что я без перерыва 41 год и 6 месяцев находился по сей день на военной службе. Скажите, как я мог оформлять на гражданке себе пенсию и тем более ее получить?
- Да, мы понимаем, но по закону нужна такая справка.
- Скажите, а не надо принести еще справку из загса, что не умирал и еще живой?
- Нет, не надо. А справку об отсутствии гражданской пенсии надо. Так положено.

Когда сталкиваешься с такими ситуациями, вспоминается старый армейский анекдот.
- Товарищ прапорщик, нам в борщ мясо положено?
- Ну, если положено, так ешь его.
- А оно не положено, нет его.
- Ну, если не положено, то что у меня его спрашиваешь?

Вот и все. С кого спросить? По закону положена справка. Да, ее нужно представить. Но есть ситуация, где ее представление – это абсурд. Значит, или закон должен все четко регламентировать, или к нему должны быть подзаконные акты (инструкции, разъяснения, регламенты), ставящие все на свои места. И еще. Чиновники должны быть для людей, а не люди для чиновников. К тому же есть в стране электронная база данных – надо ею пользоваться, а не гонять людей. Три месяца оформляли брату документы для передачи в пенсионный фонд ветеранов – военнослужащих. Разве нельзя было его предупредить, что еще потребуется такая справка, сказав: - Дорогой ветеран, Вам надо сейчас, пока Вы свободны, взять ее в гражданском пенсионном фонде по месту жительства.
Нет. Никто не удосужился. Объяснение простое – пренебрежение власти к человеку. Человек нужен только перед очередными выборами как электорат. Помимо термина «электорат» появился новый термин – «Планктон».

Я писал, что дочь моего товарища Евгения Васильевича Ксения Евгеньевна работает в одном из банков. Рассказывает. Перед Новым годом их президент банка объявил, что на корпоративную новогоднюю вечернику из-за кризиса поедет только руководящий состав, а планктон останется. Планктон. Как следует из учебников биологии, планктоном питаются крупные морские млекопитающие. Например, киты. Теперь мы – простые граждане: рабочие, инженеры, врачи, учителя, … - планктон.

Вот, к моему большому сожалению, этот светлый раздел своих воспоминаний о друзьях-товарищах приходится заканчивать грустным выражением Юрия Стоянова: «Жить полегче было при социализме. При капитализме легче помирать.»

 .  

ЦЕРКОВЬ в ГУРЬЕВЕ

В первом очерке, рассказывая о Гурьеве, я привел фотографию городской церкви. Под ней подпись: «Никольская церковь. Памятник архитектуры». На самом деле, на снимке изображена Успенская церковь, а подпись мною сделана неправильно. Произошла путаница и вот почему.

У меня в архиве была фотография церкви с такой ошибочной надписью. И я, не проверив, включил ее в свою книжку «Наша жизнь», вышедшей в мае 2005 года к 60-летию Победы. А оттуда она перешла в очерк «Летопись поколений». В своей ошибке я окончательно убедился, прочитав статью Ивана Божко «Забытая история» в журнале «Казачьи ведомости» № 6 за 2009 г. (г. Уральск).

Покопавшись в публикациях об истории Гурьева, я узнал, что действительно в городе в свое время была Никольская церковь. Об этом говорится в старинной книге от 1866 года В.Е. Фосса «Гурьев-городок» (по интернету) и у писателя И. И. Железнова.

Иоасаф Игнатьевич Железнов, родившийся в 1824 г. в Гурьеве, в своем произведении «Очерки о Гурьеве-городке» рассказывает о первой единоверческой церкви в городе: «Собор св. Николая Чудотворца – каменный, семиглавый с колокольнею и каменною оградою, вокруг этой ограды стоят чугунные пушки».

К сожалению, церковь эта не сохранилась. Как написала в своей статье «Город над вольной рекой» Л. Монастырская, остатки храма Николая Чудотворца окончательно были разрушены в 1930-х годах в период разгула атеизма. Помогая мне, мои братья разыскали в Интернете документ – Постановление Гурьевского горсовета от 1935 года о сносе остатков Никольской церкви.

Предположительно, по мнению краеведа В. В. Тарабрина, церковь стояла на правобережном берегу Урала (Самарская сторона) в районе здания обкома и облисполкома (областного акимата сегодня). На своем сайте в интернете он приводит фотографию Никольской церкви, которую ему прислали из Франции правнучки (Людмила Ренар и Ирина Шеп) Федота Ивановича Тудакова, построившего в Гурьеве новую церковь – храм Успения.

В публикациях краеведов города: Саламата Мукашева «Летопись города Атырау (1640-2001)»; в сборнике «Гурьев. Своими словами», составителем и одним из соавторов которого является Валентин Владимирович Тарабрин (бывший преподаватель гурьевского пединститута); в публикациях И. Божко, С. Новак и других краеведов говорится об истории строительства в 19-м веке нового православного храма, что стоит в городе по сей день на той же правобережной стороне Урала и называется церковь Успения.

Построил ее в основном на свои средства Федот Иванович Тудаков. И. Божко и В. В. Тарабрин (В. Славин) раскопали и опубликовали историю жизни этого замечательного человека, нашего земляка. Род Тудаковых начался с Ивана. Его младенцем нашли казаки в здешней степи. За мальчиком закрепилось прозвище «дудак» по названию местной птицы дудак. Затем это прозвище превратилось в фамилию Тудак – Тудаков.

Он вырос, стал казаком и участвовал в русско-турецкой войне, служил на Черноморском флоте. По преданию во время этой войны матросам удалось с одного из затопленного вражеского корабля выуживать золото. После войны видно каждому из них удалось привезти свою долю домой, в том числе и Ивану Тудакову. Что вероятно послужило его сыну Федоту Ивановичу основать свое дело. А об основателе рода Тудаковых впервые написал, я бы сказал патриарх современных историков-краеведов Гурьева, кандидат исторических наук В. Дариенко. Я еще в школе учился, а он, работая преподавателем в Гурьевском пединституте, уже печатал публикации по истории города. Так, в статье «Последняя надежда Пугачева» написал, что Иван Тудаков в 1774 году выехал из Гурьевского редута с призывочным поручением к казакам яицким прийти на подмогу гурьевцам, то есть пугачевцам.

Из публикаций В. Тарабрина (В. Славина), И. Божко, С. Новака, В. Дариенко и других авторов сложилась история жизни основателя Успенской церкви, что стоит в городе и по сей день. Федот Иванович Тудаков, наш земляк, яицкий казак, скотовод, рыбопромышленник, крупный купец и меценат. Он входил в группу самых известных гурьевских купцов и предпринимателей: Гурьевы, Чампаловы, Морозовы, Тудаковы, Сутягины, Зубовы, Култузовы и др. О всех о них осталась память в городе. В доме Чампаловых размещался в последствии городской отдел милиции с КПЗ (он так и назывался в народе – дом Чампаловых), от Сутягиных - сутягинский сад, в бывшем здании городского дворянского собрания – Главпочтамт, от Тудаковых – Успенский храм.

Когда Федот Иванович со своими братьями предложил купеческому собранию строительство храма, то его все поддержали и выделили каждый от себя деньги на постройку. Но основным инвестором был Тудаков, он и руководил строительством. Его «правой рукой» стал купец Семен Григорьевич Сутягин, который распоряжался всеми финансами стройки. Честность и усердие Сутягина не остались незаметными – Семен Григорьевич стал первым старостой только что построенной церкви. А вот жизнь его оборвалась трагически. Во время подъема колокола на храм, оборвались веревки, колокол упал и задел старосту. Через неделю Семена Григорьевича не стало. В ограде церкви есть памятная табличка в его честь. Но память гурьевчан о нем связана в первую очередь со словами – Сутягинский сад.

Он первым к 1880 году вырастил на нашей горькой, солончаковой почве, с близко располагающими грунтовыми водами, роскошный фруктовый сад, привозя плодовые саженцы из Астрахани и других городов и весей. За это он был награжден большой серебряной медалью Министерства земледелия России. К сожалению, от сада сейчас ничего не осталось, да к тому же все застроено коттеджами нуворишей. Но вот один из потомков его, уже не на Урале, а на Перетаске (рукав от Урала в черте города) тоже вырастил отличный сад. Большой Сутягинский дом стоял на берегу Перетаски, окруженный огромными яблонями, вишней, сливами, сиренью. Их садово-огородный участок располагался от нашего участка с родительским домом через 12 – 14 хозяйств.

Рядом с ними жили коренные гурьевчане: Чертороговы, Карповы. Мы с братьями помним хозяина этого дома и сада, даже играли с его внуком – Вовкой Сутягиным. Крепкий , широкоплечий, не высокого роста (для нас уже тогда старик) с густой, окладистой бородой, в картузе – дядя Саша Сутягин. Вот тогда надо было интересоваться историей, расспрашивать, записывать – у него, у нашего деда Корнила Никифоровича и у других старожилов. Но мы были мальчишками. Вот дед наш умер 16 марта 1957 года. Я в то время – восьмиклассник, а братья – ещё меньше. А сейчас интересуемся, собираем крупицы, ищем по источникам, а живых свидетелей уже нет. Да, если бы молодость знала, если бы старость могла.

Церковь Успения строили около десяти лет. Строительство было закончено в 1888 году. Супруга купца Ивана Тудакова также помогала в постройке – готовила обеды рабочим. Она была отличным поваром и не считала позорным для себя готовить для работных людей. В память о них на храме есть памятная табличка, где записано, что построен он купцом Тудаковым с супругой Ириной.

Дальнейшая судьба Федота Ивановича после Октября 1917 года неизвестна, а дети его эмигрировали. Ну, а мне «в оправдание» своей ошибки с названием церкви остаются только слова известного «Дежурного по стране» - Михаила Жванецкого: «Тщательнее надо работать, тщательнее».

 .  

ИСТОРИЯ ГОРОДА ГУРЬЕВА И ЕГО ЛЕТОПИСЦЫ

В 2010 году городу исполняется 370 лет. Датой его основания считается 1640 год. В тот год ярославский купец Гурий Назарьев основал в устье Яика за 15 – 16 км. от седого Каспия первое поселение. Тогда ещё Каспийское море именовалось Хвалынским, а река Яик называлась по-тюркски Жайык.

По исследованиям историков В.Ф. Мамонова ”Рождение казачества Урала: легенды, факты, гипотезы”, В.Н. Дариенко ”Из истории родного края” и других краеведов первые казаки появились на Яике ещё в 1520-1550 годах. В 1584-1585 годах сюда пришло на поселение уже несколько сот казаков. Эта казачья вольница формировалась из беглых крепостных крестьян и, так называемых, разбойных людей.

За устройство небольшого укрепления (острога) с деревянным частоколом и одновременно сооружения специального приспособления для ловли рыбы в виде деревянного забора поперёк русла реки из свай – учуга, Гурьевы уплатили дань Ногайскому хану. Центр ногайского ханства размещался в Сарайчике (Золотой Сарай) в 40 км. от сооружаемого острога. Дань была уплачена потому, что вся эта территория входила в состав ханства.

Гурьевы, как писала Любовь Монастырская, происходили из посадских людей в Ярославле и разбогатели на торговле сибирской пушниной. Старший сын Гурия Назарьева – Михайло Гурьевич, в эпоху Смутного времени на Руси, помогал материально народному ополчению, руководимому К. Мининым и Д. Пожарским. Другой сын – Дружина Гурьевич принимал непосредственное участие в борьбе против польских шляхтичей. За патриотические заслуги они были удостоены почетного звания ”Московских гостей”. (Л, Монастырская ”Город над вольной рекой” газета ”Прикаспийская коммуна”, 2007-10-02).

Чин гостя города давал своему обладателю массу привилегий. Гостям можно было торговать без пошлины. Их освобождали от некоторых городских налогов (на мостовые, на нужды транспорта …). Гость имел право держать с уплатой пошлины, но только для собственного употребления разные питья – мед, вино, что строго запрещалось другим. Но накладывались и отдельные обязанности: собирать таможенные пошлины, оценивать товары иностранных купцов и другие. Чин такой в то время имели немногие (по разным данным от 30 до 80 человек).

Вот они и явились основателями нашего города, а его историческое название происходит от их фамилии. Гурьевых место в устье Яика привлекло из-за возможности организации выгодного промысла ценной красной рыбы (севрюга, осетр, белуга) и производства на этой основе балыков и черной икры, а также вылова ценных пород частиковой рыбы (сазан, судак, вобла, лещ), идущей на нерест из моря вверх по реке.

Строительство острога и освоение рыбного промысла происходило при поддержке со стороны царя Михаила Романова. Так, 18 апреля 1645 был издан царский указ о возведении на месте деревянного острога каменной крепости. Как приводит в своей статье Л. Монастырская: ”От царя – государя и великого князя всея Руси Михаила Федоровича на Яик – реку строителю купчине Михаилу Гурьеву” было адресовано письмо, в котором говорилось: ”На реке Яик устроить город каменный мерою четырехсот сажен… . Четырехугольный, чтобы всякая стена было по сто сажен в пряслах между башнями… . Сделать тот каменный город и в ширину, и толщину с зубцами, как Астраханский каменный город”.

По указу царя выделяют для сооружения крепости 600 строителей. Получив финансовую поддержку и строителей, М.Гурьев отказывается от уплаты дани ханству. В июне 1647 года строительство крепости было начато. Оно продолжалось, с некоторыми перерывами до 1662 года (В.Ф. Мамонов ”Рождение казачества Урала…”). И с тех пор это поселение стало называться – Нижний Яицкий городок.

Гурьев стоял на торговых путях из европейской части России в Среднюю Азию. Река Урал и Каспийское море давали возможность вести торговлю водными путями. А это было особенно удобно, так как с развитием рыбных промыслов город становился рыбной житницей.

Продукция доставлялась на морских судах и стругах в Астрахань, а оттуда в города центральной России и за границу. Рыба, выловленная в Яике, ценилась значительно выше волжской рыбы, писал упоминавшийся ранее В.Ф. Мамонов, ссылаясь на П.И. Рычкова: ”Белуга и осетры в реке Яик вкусом гораздо лучше Волгских”. Рычков в своих книгах ”История Оренбургская” в 1696 г. и ”Топография Оренбургская” в 1762 г. дает красочное описание рыбной ловли казаками на Яике. Л. Монастырская, ссылаясь на французский коммерческий словарь XVIII века, пишет, что ”яицкая и волжская красная рыба расходится в России, а паюсная икра в немалом количестве отправляется в разные европейские страны, особенно в Италию и Францию”.

Это приносило огромный доход казне. Сам Михаил Гурьев, в оставленных им записках, писал, что казна только с 1640 по 1667 годы получила в виде пошлины и поставок рыбы с яицких промыслов более 500 тысяч рублей серебром.

В традициях яицкого казачества было бережное отношение и к рыбе в Урале, и к другим природным богатствам. В дни нереста запрещалось звонить в колокола на церквах. Этот запрет действовал на 2-3 недели, пока шла рыба вверх по Уралу. Я помню, наш дед Корнил Никифорович рассказывал, что казаки протестовали против моторных лодок, чтобы не пугать и не губить рыбу.

В 1685 году была основана таможенная застава, был открыт меновой двор для ведения сезонной меновой торговли для окрестных кочевых казахов с жителями города и приезжими купцами. С 1708 года Нижний Яицкий городок официально был назван городом Гурьев в честь его основателей.

Удачливые и именитые купцы Гурьевы (дети Гурия Назарьева) Михаил и Иван обосновались в Москве, построили каменные палаты в Большом Успенском переулке около Покровской улицы. Это был 1671 год. Право приобрести землю для постройки дома дал чин гостя города. Сводчатые каменные палаты XVII века по имени первых застройщиков так и остались в памяти как дом (палаты) купцов Гурьевых.

Семейство Гурьевых было очень богатое и везде, где жили и вели дела представители этого рода, оставляли память о себе. Так, в Ярославле, на родине их отца, стоит на Волге прекрасная церковь Рождества, опоясанная надписью, гласящей, что храм построена средства этой семьи (М.Пак, Интернет, ”И в Москве могут снести”, 25.02.2010).

Но в 1689 году рыбные предприятия Гурьевых были переданы в ведение Приказа Большого Двора по причине неплатёжеспособности промышленников. Каменные палаты Гурьевых перешли по наследству к сыну, а затем к внуку Михаила Гурьевича – Алексею Афанасьевичу. Он продал дом в 1728 году петербургскому чиновнику Р.М. Кошелеву. Родион Михайлович, уйдя в отставку и переехав в Москву, достроил к дому два флигеля, обустроил парадный и хозяйственный дворы, а на прикупленном сзади дома пустыре, устроил сад. Получилась классическая дворянская усадьба (Интернет, ”Потаповский переулок, д.6. Палаты Гурьевых”, 05.09.2007).

В 1870 году над домом был построен 3-й этаж для сдачи квартир в наём. Дом много раз перепродавался. Последними дореволюционными владельцами были купцы Абрикосовы (владельцы одноименной кондитерской фирмы – ныне фабрика имени П.А. Бабаева). Они его и сдавали и сами жили на двух первых этажах. В народе его называли: дом Гурьевых – Абрикосовых.

В 1922 году Успенский переулок превратился в Потаповский. При советской власти были надстроены ещё два этажа, и дом стал 5-этажным. Сейчас сами Гурьевские палаты спрятаны на уровне подвала. Так, дому, построенному в XVII веке, перестроенному в XVIII и XIX веках, сделали достройку ещё в XX веке.

Московский дом Гурьевых стал зеркалом почти четырех веков истории России. И, несмотря на все пертурбации с ним, он сохранил историческую и культурную ценность: сводчатые палаты XVII века; следы убранства в стиле барокко; интерьеры двух первых этажей сохранили роскошную отделку – лепнину, росписи, зеркала, резной декор парадных лестниц, лестничные перила, расписные плафоны, филёнчатые двери, дубовые окна, … (Интернет, Елена Дьякова ”Граждане! Не проходите мимо!” 01.02.2010). В 1976 году дом получил статус выявленного культурного наследия. Но, в 2004 году правительство Москвы заключило инвестиционный контракт с некоей фирмой, которая решила построить на этом месте 6-этажный элитный дом с подземной автопарковкой. А для этого дом должен быть снесен. Однако охранный статус дома не позволял сделать этого. И началась новая глава мытарств дома.

В 2009 году объект был признан аварийным и жители были отселены. После этого аварийный дом Гурьевых – Абрикосовых заселили самые бесправные жители столицы XXI века – гастарбайтеры. Кто-то видно самовольно, а кто-то и нет, так как они работали в сфере ЖКХ и даже в милиции (Е.Дьякова и М.Пак, Там же). И в декабре 2009 года и 31 марта 2010 вспыхивают в доме пожары. Дом горел, но не сгорел. И хотя он был залит водой во время возгораний, но он остался памятником архитектуры и даже больше – памятником истории двух стран: России и Казахстана.

На защиту палат Гурьевых выступили: Общественное движение ”Архнадзор”, СМИ и общественность города (”Неделя”, 12.02.2010; Интернет, Р. Рахматуллин и К. Михайлов ”Палаты Гурьевых снова подожгли” и др.). Защитниками дома была организована передвижная выставка ”Судьба одного дома”. Выставка экспонировалась даже в Общественной палате при Президенте России. Каждому периоду архитектурной истории дома посвящены были специальные стенды выставки.

В интернете раздаются голоса, что в защиту этого памятника истории и культуры могло бы сказать слово и посольство Казахстана, расположенное недалеко на Чистых прудах. Но, наверное, на это мало надежды, так как на карте Казахстана, к сожалению, официально стёрто историческое название этого города. И уже тем более нет дела до дома основателей города. Дальнейшая судьба дома с палатами Гурьевых так ещё и не решена.

За 400-х летнюю историю род Гурьевых оставил о себе своими делами память там, где его представители жили и трудились. Это и Ярославль, и Нижний Яицкий городок, ставший городом Гурьевым, и Москва, … . А память, оставленная в делах, никогда не забывается и передаётся из поколения в поколение. Поэтому и встала сейчас общественность Москвы на защиту именно этого дома.

История города связана со многими историческими личностями. В июне 1667 года здесь был со своими казаками Степан Разин. В марте 1668 года, после зимовки в Гурьеве, он отплыл на 24 стругах ”за зипунами” в Персию (А. Левшин ”Историческое и статистическое обозрение уральских казаков”, СПб,1823). В 1774 году город был взят отрядами Емельяна Пугачёва, но уже в мае этого года в Гурьев вступил корпус правительственных войск под командованием полковника Кандаурова, восстание Пугачёва было подавлено.

А в 1775 году, чтобы стереть из памяти народа Пугачёвское восстание, после его казни (10 января 1775 года его четвертовали) Екатерина II своим указом переименовала реку Яик в Урал, а яицких казаков – в уральских. Тогда согласно переписи в Гурьеве проживало 2880 жителей.

Начиная с начала XVIII века, многие знаменитые путешественники, учёные, исследователи, писатели посещали наш город, жили в нём и оставили в своих трудах, исследованиях, публикациях воспоминания и описания жизни и быта Гурьева и его жителей.

Через Гурьев за всё время его существования прошли сотни, если не больше, известнейших людей. Путешественник Александр Бекович-Черкасский (Давлет-Кизден-Мурза) – князь, выходец из Кабарды. В 1707 году он был отправлен Петром I в Голландию для изучения навигационного дела. По возвращению совершил ряд экспедиций в Среднюю Азию. В 1717 году возглавил военный поход численностью до 5 тысяч штыков, включая и отряд яицких казаков, в Хиву. Но он потерпел поражение, даже не дойдя до Хивы из-за погодных условий (среднеазиатские пустыни, морозы, отсутствие продовольствия, …) и плохой подготовленности. В итоге отряд его был разгромлен, а сам он был убит. Как пишут историки, по приказу хивинского хана ему отрубили голову.

Естествоиспытатель, путешественник, академик Пётр Симон Паллас бывал в Оренбурге, Уральске, Гурьеве (1769 г.). Результаты его научных экспедиций изданы в Санкт-Петербурге в 1786 году под названием ”Путешествие по разным местам Российского государства по повелению Санктпетербургской академии наук”. Паллас родился в Берлине, жил и работал в России, а похоронен на родине в Берлине. На могиле его установлен памятник со следующей надписью на латинском языке: ”Петер Симон Паллас берлинский, рыцарь, академик санктпетербургский, много в заброшенных землях ради природы вещей изысканий проведший, покоится в конце концов здесь. Родился 22 сентября 1741 года. Умер 8 сентября 1811 года. Памятник с надписью по его указанию Академии наук Берлина и Санкт-Петербурга воздвигли 1854 году”.

К почётным гражданам города можно отнести учёного, путешественника, этнографа, натуралиста Григория Силича Карелина. Научные экспедиции Г.С. Карелина (годы жизни: 1801-1872) начались с 1831 года, после его отставки с военной службы и поступления в Министерство иностранных дел.

Он занимался изучением северо-восточной части прикаспийской низменности и самого Каспия. Руководил возведением и обустройством на Мангышлаке (плато Устюрт) Новопетровского укрепления в 1846 году. В последствии он переименован в форт Александровский (1857 г.), а в 1939 году в город Форт-Шевченко в честь Тараса Григорьевича Шевченко отбывавшего здесь ссылку. Т.Г. Шевченко в последствии писал: ”В 1850 году, когда меня препровождали из Орской крепости в Новопетровское укрепление, в Гурьев-городке (14 октября 1850 г.) я на улице поднял свежую вербовую ветку и привёз её в укрепление и на гарнизонном огороде воткнул её в землю. Она действительно пустила ростки, ну я её поливать, а она расти”. В настоящее время в городе есть музей Тараса Григорьевича, есть памятник ему и сохранились остатки той крепости. Городок маленький, население около 5 тысяч жителей.

Карелин провёл этнографическое исследование этой местности и осуществил впоследствии экспедицию к южным берегам Каспия вплоть до Персии. С 1840 по 1845 год он, по поручению Московского общества испытателей природы, организовал и провёл учёные экспедиции на Алтай, Алатау, Тарбогатай и Джунгарию.

В 1849 году Г.С. Карелин переехал в Гурьев и жил здесь безвыездно 20 лет, где и скончался в 1872 году. За все эти годы им были собраны богатейшие коллекции животного мира, насекомых, пресмыкающихся, гербарии растений и написаны статьи и отчеты о проведённых экспедициях. Встречался он в это время и с академиком П.С. Палласом.

Живя в Гурьеве, свои труды, отчёты он отправлял в Оренбург, Москву, Санкт-Петербург по почте. Интересно, что почтовая корреспонденция доставлялась по тем средствам связи (как писала Л. Монастырская) до самой столицы за 6 дней. Сейчас письмо, отправленное в Москве в одном почтовом отделении, идёт до другого в этом же городе даже больше, чем 6 суток.

Подробно научная деятельность Г.С.Карелина описана профессором М.Н. Богдановым в X томе ”Записок императорского русского географического общества” (1886 г.) под заглавием ”Путешествия Г.С. Карелина по Каспийскому морю”, где опубликованы и статьи самого Карелина (”Русский биографический словарь. Биография Г.С. Карелина”). В 2009 году в 10 и 11 номерах журнала ”Простор” опубликован роман-эссе В. Мосолова ”Зов степи” о нашем земляке Г.С. Карелине.

А.С. Пушкин, собирая материал для ”Истории Пугачёвского бунта” побывал в Казани, Оренбурге, в Уральске и из него осенью 1833 года выехал в Гурьев. Однако из-за погодных условий и бездорожья, не доезжая до Гурьева, вынужден был возвратиться обратно.

В Гурьеве неоднократно бывал В.И. Даль – автор ”Толкового словаря живого великорусского языка” (1833 г.). Владимир Иванович не только крупнейшая фигура в филологии, он историк и этнограф. Даль долго жил в Оренбургском крае, бывал в Уральске и Гурьеве, изучил жизнь и быт казачества. Даль в своё время был на военной службе, имел воинское звание – подполковник. Он любил прикаспийскую степь и так писал о ней: - ”лето провел в степи, сделал верхом 1500 верст…, где так хорошо, что не расстался бы”.

Его рассказы и заметки об уральских и оренбургских казаках относятся к разряду первоисточников по истории казачества и старообрядчества на территории Приуралья. Ведь значительная часть поселенцев на Яике были старообрядцами со своими установками поведения в жизни и в вере (пользовались только своей посудой, не курили и даже не переносили табачного дыма, крестились двумя перстами, не брили бороды, посещали старообрядческую церковь, …). У В.И. Даля есть рассказ о Проклятове – ”гурьевском казаке старинного закалу из числа старообрядцев”.

Другим известным казачьим писателем был Иоасаф Игнатьевич Железнов. Он уроженец города Гурьева от 1824 года. Жизнь с детства среди казаков и служба на разных должностях в Уральском Казачьем войске (включая и походы с казачьим полком) дали ему возможность узнать, изучить быт и нравы казаков как бы изнутри, познакомиться с их воззрениями, преданиями, песнями, самобытным говором.

В книге И.Ю. Селищева ”Казаки и Россия” говорится, что ”в своё время наказной атаман Аркадий Дмитриевич Столыпин (отец выдающегося государственного деятеля России П.А. Столыпина) поручил Железнову разобрать дела атаманской канцелярии и предложил написать историю Уральского казачьего войска, но этот замысел (в части последнего) не осуществился”.

Однако, написанные И.И. Железновым произведения: ”Уральцы. Очерки быта уральских казаков”; "Башкирцы”;  "Картины аханного рыболовства”; ”Василий Струняшев”; ”Маринкин городок”; ”Казак терской”; "Предания и песни уральских казаков”; "Очерки о Гурьев-городке” и другие дали возможность издать за войсковой счёт в 1888 году под редакцией Н.А. Бородина собрание сочинений Железнова в 3-х томах. Железновым была написана книга ”Предания о Пугачёве”, но она была в то время запрещена цензурой.

Жизнь И.И. Железнова закончилась в г. Уральске, где он и похоронен в 1863 году. Признательные уральцы установили на его могиле памятник и назвали площадь перед кладбищем Железновской.

С апреля 1860 по октябрь 1862 года в Гурьеве жил и работал Н. А. Северцев – основоположник зоогеографии, ботаник, этнограф и путешественник. Он исследовал устье реки Урал и Эмбинскую дельту и обнаружил наличие нефти. Им написаны книги: ”Жизнь красной рыбы в уральских водах”, ”Звери Приуральского края”. Северцев приобрёл для Академии наук коллекцию Карелина, сохранившуюся в Гурьеве и насчитывающую более чем 3500 экземпляров зверей и птиц.

В 1866 году увидела свет книга В. Е. Фосса ”Гурьев-городок”. Фосс подробно описывает местоположение городка, его историю, постатейный состав населения, вероисповедание жителей, род их занятий, климат, виды рыболовства в реке Урал и Каспийском море (тюлений бой), торговлю, общественную жизнь – (”Гурьевцы весь год деятельно проводят в трудах и занятиях”), особенности одежды казаков и казачек, их колоритный местный говор.

Вот выдержки из книги В. Е. Фосса: ”Полей около Гурьева казаки не возделывают и хлеб не засевают. Почва до того содержит в себе много солонца, что иногда после дождя выступает из земли соль. Огороды овощные, фруктовые сады и бахчи Гурьевские казаки имеют по обеим сторонам реки Урала. Земля в них достаточно выщелочилась посредством хорошего унавоживания и так как дожди в Гурьеве редки, то для этого в садах устроены на самом берегу Урала чихири, т.е. деревянные водокачки, которыми посредством большого деревянного колеса, при помощи лошади и работника киргиза, накачивается вода из реки для всего сада. Для чего в саду устроены деревянные желоба. Вода, накачиваемая чихирём, тотчас течёт по желобам к растениям. Постройка чихиря обходится в 200 рублей серебром. В садах растут следующие фрукты: яблони, виноград, вишня, слива, арбузы, дыни и тыквы”.

С развитием огородничества и садоводства на смену таким дорогим чихирям пришли ветрянки, которые качали воду от силы ветра. В первой части летописи я подробно рассказал о них и даже были помещены фотографии. Вот привожу фотографию из фотогалереи А.Н. Шергилова (по его сайту) парада ветрянок на Перетаске (рукав Урала). По левой стороне фотографии от края (где стоят лодки) 9-ая по счёту ветрянка наша. Она стоит на нашем участке, где мы жили с родителями в собственном доме.

Сейчас уже в основном поливают электронасосами, а раньше: чихирями – ветрянками – и вот пришли на смену электронасосы. Прогресс – он везде прогресс с течением времени. Помню, мать говорила: - Давайте разберём ветрянку, раз у нас насос теперь. А отец ответил: - Нет. Пусть останется на память, внуки посмотрят.

В 1888 году через Гурьев в Прикаспийские степи была направлена экспедиция полковника Г. Е. Грум-Гржимайло в составе двух гвардейских офицеров братьев Леман, барона Донельмайера и профессора Лебедева. Экспедиция обнаружила выходы нефти на Эмбе и впервые познакомилась с методом местного казахского населения лечения нефтью скота от парши.

Работа этой экспедиции положила начало добычи нефти на Эмбе. В 1891 году полковник Грум-Гржимайло и его спутники подали прошение царю о предоставлении им исключительного права на добычу нефти в Эмбинском районе. Царь ”за заслуги” передал им степь и недра в их вечное пользование. На этой основе образовалось общество ”Братья Леман” по разведочному бурению запасов нефти в этих краях (Интернет, сайт ”Атырау”).

В 1891 году в Типографии Уральского казачьего войска вышло 2-х томное статистическое описание Н.А. Бородина под названием ”Уральское казачье войско”, с приложением топографических карт. Бородин - уральский казак, учёный-ихтиолог, выпускник Петербургского университета, пионер искусственного разведения осетровых на Каспии для поддержания их популяции. Он в 1884 году вывел искусственную молодь севрюги, а в 1891 ему удалось получить, таким образом, новый вид осетрят. Им сделано подробное описание рыболовного промысла и традиционной системы её регулирования. Всё это изложено в ”Правилах рыболовства в Уральском казачьем войске”.

Одним из последних известнейших уральских казаков дореволюционного периода является атаман, генерал-лейтенант Владимир Сергеевич Толстов. Выходец из семьи военнослужащего, выпускник Николаевского кавалерийского училища, служил в частях Уральского казачьего войска, участник Первой Мировой войны, кавалер ордена Святого Георгия 4-й степени. В.С. Толстов был женат на дочери богатого гурьевского казака Мины Болдырева. Семья проживала в Гурьеве. После революции в период гражданской войны он встал на сторону зажиточного казачества, и им была сформирована Уральская белоказачья армия из двух корпусов (Уральского и Яицкого) численностью до 5 тысяч штыков и 10 тысяч сабель, которая около 3-х месяцев блокировала Уральск и Гурьев.

Крупным их успехом был разгром под Лбищенском штаба 25-й дивизии В.И. Чапаева. В начале 1920 года армия Толстова была разгромлена войсками Туркестанского фронта и теснимая красной конницей скатилась к Гурьеву. Оттуда остатки армии в зимний период совершили по безлюдной пустыне при ледяных ветрах и морозах до минус 30 градусов переход в Форт-Александровский (”Марш смерти” или ”Ледяной поход по пустыне”). До него добрались только 2 тысячи обмороженных и голодных казаков. Из них около 220 казаков ушли в Туркмению, а затем лишь небольшая часть перебралась в Персию. В 1921 году, находясь в лагере для русских беженцев в Ираке (г. Басра), В.С. Толстов написал книгу ”От красных лап в неизвестную даль”.

В 1753 году указом царского правительства Гурьев, ранее находившийся в ведении Астраханской губернии, передан в состав Оренбургской Губернии. Это дало возможность улучшить процесс управления всем этим огромным краем, так как вся территория реки Урал от его верхнего течения до устья в Каспийском море оказалась в составе одной губернии.

Гурьев постепенно рос и развивался. В 1856 году было открыто первое учебное заведение – церковно-приходская школа. А в 1857 году юнкерские классы и отделение Уральского военного училища. В 1872 году открыто женское училище, через год преобразованное в гимназию. За счёт Уральского войска содержалась в городе больница, в которой ежегодно лечились более 200 человек.

В 1865 году был образован Гурьевский уезд, население города насчитывало 10 тысяч жителей. Дальнейшее постепенное развитие города началось с 20-х годов XX века после гражданской войны. В 1922 году в городе появилось электричество, первый кинотеатр, в следующем году телефон, стали строиться школы, поликлиники. Население города увеличилось по сравнению с дореволюционным периодом почти в 4 раза. В то время в городе не было моста. Переправа с одного берега на другой осуществлялась паромом. На нём перевозили и людей, и гужевой транспорт, и скот. Первый плашкоутный мост был сооружён где-то в 1909-1910 годах. Он под утро разводился для пропуска судов по Уралу. Мост этот прослужил почти 40 лет до 10 июля 1949 года, когда был сооружён металлический понтонный мост, из которого также выводилась одна секция для проводки судов. Только в 1965 году обе части города соединил новый красавец железобетонный мост на быках взамен понтонного.

Гурьев, как и все города, расположенные на реке, строился и развивался в основном вдоль неё. Но, поскольку Урал очень сильно петляет, то и районы города в этих петлях были, как бы обособлены. Старый город размещался на правой (Самарской) стороне Урала. Все дома в этой части города были одноэтажными. Небольшая часть, так сказать, казённых зданий были двухэтажными. В нём был небольшой городской парк; основные магазины, в том числе книжный ”Кагиз”; ресторан ”Урал”; городской музей; большой овощной базар с десятками ларьков и магазинчиков по краям его; Главпочтамт в бывшем здании городского дворянского собрания (сейчас его нет - разрушилось, как впрочем, и самой этой старой части города). Улицы там носили названия связанные с историей города: Разина, Пугачёва, Пушкинская, Некрасовская – этого уже тоже нет. За старым городом, почти на окраине стояла церковь Успения, строительство которой шло почти 10 лет: с 1878 по 1888 годы.

Развитие города проходило спорадически и связывалось это с сооружением крупных промышленных объектов в городе. Интенсивное развитие города началось с начала 30-х годов XX века, а именно со строительства рыбоконсервного комбината. Это на левой (Бухарской) стороне Урала. Около него образовался свой район, он впоследствии стал называться Балыкши. Поселок рыбокомбината и трест ”Уралрыбвод» были автономны от города. Свой жилищный фонд, где было уже пять трехэтажных ИТРовских домов. В одном из них отец получил комнату, и мы там жили до 1948 года. Своё паросиловое хозяйство; своя автобаза; маленькая телефонная станция при такой же маленькой гостинице; свой довольно большой деревянный клуб и библиотека при нём, располагавшиеся в небольшом парке рядом с рыбокомбинатом; школа-десятилетка, которую мы все трое братьев окончили.

С 1943 года началось строительство нефтеперерабатывающего завода – ГНПЗ (раньше он назывался завод № 441). Одновременно строился поселок для работников завода. Строить поселок решили в большущей излучине Урала на Бухарской стороне. Он получил название жилгородок и располагался на расстоянии 3-х километров от завода. Район был полностью обособлен, он имел всё своё. Прекраснейший дворец культуры с площадью перед ним и фонтаном. За дворцом располагался огромный парк, где были аллеи, детская карусель, пляж. На окраине парка находилась заводская медсанчасть (поликлиника и больница). В микрорайоне был построен водозабор для обеспечения водой завода и посёлка. В жилгородке была уже городская канализация.

Создание парков в Гурьеве и его озеленение (учитывая солончаковую почву и климат) – это отдельная, я бы сказал, героическая страница развития города и требует отдельного рассказ об их создателях. Жаль только, что на сегодняшний день часть тех парков уже погибла, а другие на грани этого. Хотя город в XXI веке начал новое стремительное развитие.

Новый центр города в 60-е и 70-е годы прошлого века стал формироваться также на левой стороне Урала около нового моста. Перед въездом на него возникла площадь, где построили гостиницу, кинотеатр ”Юность”, новое здание АТС. Тут же располагались ранее построенные больница нефтяников, объединение ”Эмбанефть”, институт ”Гипроказнефть”, ДК нефтяников, мемориал с вечным огнем в честь погибших на Великой Отечественной войне гурьевчан, здания горкома и горисполкома, Управление УС-99, построившее железные дороги ”Гурьев - Астрахань”, ”Гурьев – Бейнеу – Кунград - Шевченко”. Строительство названных железных дорог позволило открыть сообщение со Средней Азией, а через Астрахань – с европейской частью страны. Появились 3-х и 4-х этажные красивые здания, а затем и панельные пятиэтажки, после строительства в городе ДСК.

Вверх по Уралу возник микрорайон под названием ”1-ый участок”. Он был в основном из одноэтажного частного жилого фонда. Здесь размещалось Управление магистральных нефтепродуктов-проводов – УМНПП, при котором был построен Дом культуры. Такие микрорайоны были и в других районах города. Например: «Авангард”, где размещался городской автобусный парк; ”5-ый поселок” в районе химического завода, в котором жили не работники завода, а поселенцы – условно-досрочно освобождённые для строек химии; поселки около мясокомбината, хлебозавода, пивзавода. Даже маршруты автобусов говорили о такой инфраструктуре города: Колхозный рынок – Балыкши; Колхозный рынок – жилгородок; Колхозный рынок – 1-й участок и так далее. Через весь город проходила главная улица города (ул. Ленина – сейчас она ул. Азаттык) и все автобусы из своих микрорайонов шли сначала по ней, затем по мосту через Урал в старую часть города до базара. В городе были, конечно, в разных районах магазины, а на ул. Ленина построили большой 2-х этажный торговый центр. Но колхозный рынок, с окружающими его торговыми лавочками и магазинчиками был наиболее посещаемым жителями города местом, особенно в выходные дни.

Был ещё один микрорайон города. Он был весь из частных домов. Из Урала вниз после водозабора для жилгородка и ГНПЗ вытекал рукав – речка Перетаска. Раньше она доходила до самого взморья. По обеим сторонам Перетаски располагались садовые и огородные участки с частными домами. Это не дачи, это тоже жилой (частный) фонд города. Здесь жили наши дедушка с бабушкой Скляровы, здесь был наш дом с большим огородом и садом. Дальше нас был второй сутягинский сад (его потомок построил здесь прямо на берегу дом и вырастил большущий сад). Поливались эти участки водой из Перетаски ветрянками. Простирался этот район вдоль речки далеко до самого колхоза Алгабас. На реке было два небольших моста. Через автомобильный мост проходила дорога из Балыкшей в город и далее по ул. Ленина до колхозного рынка. А далеко за ним был небольшой железнодорожный мост, через него проходила ветка с товарной станции до рыбкомбината.

На конечной автобусной остановке в Балыкшах стоял маленький ларёк, где продавали мороженое. Вот, хочется рассказать, какое оно тогда было. Наверное, молодые читатели не поверят, скажут – это сказки. Нет, правда, я ничего не сочиняю. Прилетели мы с семьёй в Гурьев в отпуск (тогда уже летали ЯК-40, АН-24, Илы и ТУ). Дочке было лет 6 (это была вторая половина 70-х годов) и соседские девочки позвали её с собой за мороженым. Она нас спрашивает:- Можно пойти с ними? Мы её отпускаем и даём банку с плотно закрывающейся крышкой и сумочку, куда ставим банку. Оля спрашивает: - Зачем банка? Отвечаем: - Туда тебе нальют мороженое. Ты плотно закрой крышкой и в сумочке понесёшь. Ответный вопрос: - Разве мороженое наливают? Пришлось объяснять, что здесь наливают. При жаре в 40 градусов (зачастую даже в тени) мороженое в 40-литровых молочных бидонах тает (холодильных установок в ларьках конечно не было). Поэтому продавщица половником наливает мороженое в посуду покупателей, взвешивает на весах и говорит, сколько это стоит. Вот такое мороженое дети ели (пили) в то время. Рассказываю внукам, а они не верят. Сейчас это даже представить трудно (тем более в Москве), а мы воспринимали это естественно, потому что другого не было в то время. Жили тем, что было в стране. И мечтали, старались, работали, чтобы жизнь становилась всё лучше и лучше.

Когда не было ещё железной дороги до Астрахани, по морю регулярно ходили между городами пароходы: ”Красноармеец”, потом ”Гелиотроп”, ”Худат”, ”Карабогаз-гол”. На этих пароходах по выходным дням устраивались для населения прогулочные выезды на взморье. Вспоминается морская поездка где-то в 1947 или 1948 году.

У меня то ли от рождения, то ли от какого-то осложнения была на левой ноге, так называемая конская стопа. Сухожилие было стянуто, из-за этого была ограниченность в подвижности стопы. Когда отец вернулся с войны (ноябрь 1945 г.), родители несколько раз возили меня в Астраханскую больницу на консультации. Мне потом в 1953 году в марте месяце профессор Лычманов делал там операцию по растяжению сухожилия. Мы туда и оттуда и на самолётах летали – маленькие ”кукурузники” как их называли. Сейчас их можно увидеть или в музее, или только в кинохронике. Добирались или на катерах, или на буксирах по морю (регулярных рейсов на пароходах ещё не было). Сейчас такие поездки чартерными рейсами называют. А тогда узнавали в порту, какой катер или буксир идет, и в частном порядке договаривались о поездке.

Вот, после одного из таких посещений Астраханской больницы, мы с матерью возвращались домой. Мне было лет семь. Взял нас как пассажиров капитан какого-то буксира. Он тащил в Гурьев баржу с грузом. Кроме нас были ещё пассажирами две девушки и муж с женой. Рассчитывали, что через сутки будем дома. Продуктов с собой было минимум, да в то время, и достать их много было не так-то просто, да и денег кот наплакал. Погрузились, отчалили, и буксир повёз нас и баржу на прицепе. Ночью поднялся шторм. Шли мы хоть и недалеко от побережья, но в открытом море. Естественно от качки всех укачало. Шторм, темно и вахтенный не увидел, как баржу оторвало от буксира. Утром это обнаружилось. Пришлось возвращаться, искать баржу. Нашли, взяли снова на буксир и продолжили свой путь. Встречный ветер, волны затрудняли движение. Буксир пыхтел, надрывался, но потихоньку тянул баржу. Поездка наша затянулась то ли на трое, то ли на четверо суток. Пассажиры и команда все свои припасы съели. Есть хотелось всем, а уже ничего не было.

Входим в устье Урала (а город от взморья 35-40 км), тащимся с баржой по Уралу против течения. Время, кажется, не движется. Я ведь ребёнок, мне 7 лет и очень хочется кушать. Наконец, проплываем мимо Балыкшей. По радиограмме с буксира уже знают, что мы идём по Уралу. Вот наш 3-х этажный дом. На берегу стоят люди и среди них отец, машут нам руками. И до сих пор в памяти эта сцена. Я с борта буксира машу руками и кричу: - Папа я хочу кушать. Ты знаешь, что я не люблю пирожки с капустой, но ты хоть их принеси. А пристать буксир не может, чтобы высадить нас. Он должен отвести баржу дальше вверх по Уралу и сдать там её в порту. Только потом причалить и высадить пассажиров. А мы будем сами добираться домой до дома. Как это было потом, не помню. А вот сцена с просьбой о пирожках не стирается из памяти.

Город рос, развивалась инфраструктура. Стали делать каменную набережную сначала по одной стороне Урала от моста и дальше вниз к жилгородку, потом и по другой стороне реки. В 1966 году был введён в эксплуатацию химзавод по выпуску полиэтилена (в порошке и в гранулах), затем установка по выпуску изделий из собственного полиэтилена, а позже 2-я очередь завода по выпуску полипропилена. К сожалению, завода сейчас нет, он умер.

В 1965 году в город пришло телевидение. Я уезжал из Гурьева в декабре 1968 года, за год до этого был введён в эксплуатацию в районе санатория первый 9-этажный жилой дом.

Когда в 1965 году ввели в строй новый мост на каменных быках, гурьевчане думали, что все проблемы с переездом через Урал решены. Но интенсивное развитие города в XXI веке потребовало строительства новых мостов. Сейчас Гурьев по количеству мостов через Урал может занимать первенство – их восемь (среди них есть пешеходный). Все они капитальные на бетонных быках. Урал в районе города как ожерельем опоясан мостами. 9-й мост железнодорожный, его построили со строительством железной дороги Гурьев – Астрахань. Через Перетаску я писал, были проложены два моста, включая для железнодорожной ветки на рыбкомбинат. Сейчас появился третий мост в районе Курсая.

Я думаю, старожилы города даже представить себе в своё время не могли, что город украсится таким количеством мостов. А современный архитектурный облик города в то время нам даже в самых красивых снах не мог присниться. 20-ти этажные здания оригинальной конструкции, с отделкой в стиле модерн украшают улицы сегодняшнего города-красавца. В интернете представлены десятки фотовыставок местных фотохудожников (Ю. Хрущева и др.), показывающих современное лицо Гурьева.

Вот, смотрю здание Дома прессы, и вспоминаю то здание, в котором размещались редакции двух областных газет: ”Прикаспийской коммуны”, выходившей на русском языке, и ”Коммунистык энбек” – на казахском. Это было одноэтажное здание барачного типа, в каждом крыле которого размещалось по редакции. Оно стояло недалеко от городской бани. Здесь же был Гурьевский политехникум в здании примерно такого же уровня. Около редакции весной и осенью всегда была невысыхающая лужа из-за солончаковой почвы. Я часто бывал там. Когда приносил свои материалы для публикации. А работали там замечательные люди. Помню главного редактора газеты С.В. Вернова, зав. отделом Зою Николаевну Свидину, её мужа И.Н. Свидина, ставшего впоследствии главным редактором, И.П. Свербихина, В. Кириличева, Л.М. Монастырскую, Володю Арзамасцева – приятеля нашего дяди В.И. Склярова (о котором писал в первой части летописи) и многих других сотрудников газеты.

Конечно, интенсивному развитию города, начиная с двухтысячных годов, способствовало развитие нефтедобычи в период нефтяного бума и привлечение иностранных инвесторов (компания Шеврон) в области добычи и переработки нефти и газа (совместное предприятие ”Тенгизшевройл”). Поток нефтедолларов дал возможность превратиться обычному областному городу в нефтяную столицу Казахстана и в лидера по промышленному производству в республике.

Этому можно только радоваться. Но, развивая город, надо сохранять его историю. Как об этом пишут краеведы, нет уже той старой исторической части города, погибли парки, а зеленые уголки в городе ценились, как говорят, на вес золота. Нанесён урон непродуманной новой застройкой жилгородка, включая и сооружением автомоста сзади ДК ГНПЗ.

Когда был построен нефтеперерабатывающий завод и жилгородок, вышла книжка Софьи Семёновны Виноградской ”Градостроители”, где был описан подвиг (это действительно был подвиг) построить в то военное и послевоенное время в самые короткие сроки завод, красивейший жилой городок для заводчан и заложить парк, вырастить его, и он стал зелёным оазисом в городе. Я помню, в нашей полупустынной местности в этом парке водились и стрекотали удоды. В начале 50-х годов того века в библиотечке ”Огонька” (а отец всегда выписывал этот журнал и литературное приложение к нему) вышла маленькая книжечка ”Белый городок” (это был видно сокращённый вариант книги С.С. Виноградской). Она писала там: ”Город это не сумма домов, а организм; красота города достигается не только отдельными красивыми зданиями, а правильным соотношением отдельных частей – их гармоническим чередованием”. Это относилось к жилгородку. Действительно так было в этом микрорайоне. Но по отношению к городу в целом ни тогда не было, ни сейчас нет в городе единой композиционной гармонии.

Далёк ещё от совершенства и уровень благоустройства, особенно на улицах и дворах. Засолённость почвы и высокий уровень грунтовых вод превращают открытую почву после дождя, после таяния снега в месиво солёной грязи. Мелеет Урал, уменьшается русло реки, а освободившаяся почва от набережной до воды зарастает камышом. И это происходит в самом городе. Река мелеет год от года всё больше, она загрязняется, сокращается популяция осетровых видов рыб. Начиная с 1997 года, по инициативе казахстанского журналиста Г. Доронина из года в год проводятся водные экспедиции (сплав) по Уралу сверху вниз. В них участвуют видные учёные, предприниматели, представители власти, казачества, журналисты. В 2009 году на торжественное открытие сплава из поселка Илек в Оренбургской области приезжал советник российского президента В. С. Черномырдин (он уроженец Оренбургской земли).

Вопросы спасения Урала и предотвращения экологической катастрофы бассейна этой реки обсуждались неоднократно на всевозможных совещаниях и круглых столах. В феврале 2010 года прошло международное совещание в городе с участием депутатов парламентов, учёных, представителей общественных организаций Казахстана и России. Были приняты рекомендации в адрес правительств обеих стран о принятии межгосударственной программы по сохранению реки и придания Уралу статуса особо охраняемой зоны. С ростом и развитием города растут соответственно и проблемы его жизнеобеспечения. Население города уже в 2006 году превысило 150 тысяч жителей. Возникает и пишется новая история города. Я постарался рассказать в хронологическом порядке, ссылаясь на литературные источники и публикации наших городских летописцев (о них подробнее чуть попозже), об основных вехах развития города и его известнейших гражданах: родившихся здесь, работавших, отдавших ему свои годы жизни и труда.

Обо всех конечно не расскажешь в коротком повествовании. Но есть земляки, о которых не вспомнить просто нельзя. Их имена вошли в историю города уже в наше время: в XX веке и в наступившем XXI веке.

Среди них первым нужно назвать адмирала Льва Анатольевича Владимирского. Он уроженец Гурьева (14.09.1903). Вырос в нашем городе, учился, купался в Урале. В годы гражданской войны с 17-ти лет вступил в Красную армию. В составе войск Красного Туркестана воевал с басмачеством. В 1921 году пришёл на службу в ряды только начавшего формироваться военно-морского флота. С 1922 по 1925 год учился в военно-морском училище им. М.В. Фрунзе. Службу начинал штурманом, артиллеристом, пом. командира эсминца, командовал сторожевым кораблем. В начале войны 38-летний контр-адмирал командует эскадрой крейсеров Черноморского флота. В апреле 1943 года ему присваивается звание вице-адмирала с назначением на должность Командующего Черноморским флотом. В мае 1944 года переводится на Балтийский флот, здесь встречает Победу и служит на Балтфлоте до 1948 года. В 1952 году оканчивает военную академию Генштаба СССР, а в 1954 ему присваивается одно из высших военно-морских званий – адмирал. В отставку Лев Анатольевич вышел в 1970 году. Был за долголетнюю службу Родине награжден орденами Ленина, Красного знамени. Суворова, Ушакова и другими наградами. Ушел из жизни в 1975 году. Его имя навечно вошло в историю военно-морского флота СССР. В память о нём есть ракетный крейсер ”Адмирал Владимирский” и океанографическое исследовательское судно.

Сколько ещё гурьевчан служило Родине на военном поприще во время войны и потом в послевоенное время. Мой школьный друг, о котором я уже писал, генерал-майор авиации, заслуженный военный летчик СССР А.И. Соловьёв. Последнее место службы до ухода в отставку – заместитель командующего по боевой подготовке авиации дальнего действия. Не бахвалясь, могу написать - наш брат И. И. Ялфимов, капитан 1 ранга, прослуживший 12 лет на Крайнем Севере, участник многих автономных походов атомных субмарин по охране рубежей страны.

За годы Великой Отечественной войны 497 казахстанцев были удостоены звания Героев Советского Союза. Среди них трое – гурьевчане.

Наш земляк, ветеран войны, герой Советского Союза, сержант Каиргали Смагулов. Он родился 5 сентября 1919 года в пригородном посёлке Тендык (посёлок совхоза Тендык около Гурьева). На фронте однополчане и командиры звали его просто Костя. В ряды Красной армии был призван в 1939 году, на фронт попал в первые дни войны. В середине сентября 1943 года участвовал в боях за освобождение Новороссийска. В одном из боев лично подбил фашистский танк, в другом он в одиночку пленил пятерых фашистов.

В ночь на 1 ноября этого же года был в числе знаменитого ”эльтигентского десанта”. Группа десантников высадилась в районе пригородного посёлка Эльтиген при освобождении Керчи. А руководил всей этой операцией наш земляк Л. А. Владимирский. Два гурьевчанина в одной военной операции: один на самом верху, другой в самом пекле боёв. Оба получают высшие награды. Владимирский звание вице-адмирала, Константин звание Героя. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 17 ноября 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко-фашистскими захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм сержанту Исмагулову Константину Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали ”Золотая Звезда” (№ 1154).

Имя его упоминается в двух книгах: ”Десант на Эльтиген” и ”Солдат из Казахстана” Габита Мусрепова, где он является прототипом героя романа Кайроша из Гурьевской области. Это был первый роман казахского писателя о войне. Г. Мусрепов показал народный характер войны, где рядом плечом к плечу защищали Родину русские, казахи, грузины, белорусы и другие сыны многонационального Советского Союза. Умер К. И. Исмагулов 23 октября 1993 года после тяжёлой болезни.

Звание Героя Советского Союза присвоено ещё одному уроженцу Гурьевской области - Канцеву Георгию Федоровичу за героизм в боях при форсировании реки Нарев в Польше (1944 г.). Г.Ф. Канцев родился в 1907 году в поселке Яманка под Гурьевым. Звание Героя (№ 9071) было присвоено Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 апреля 1945 года.

Среди почётных граждан Гурьева трое являются участниками освобождения города от белоказаков в годы гражданской войны. Это – Андрей Васильевич Бородин, Михаил Иванович Чурсин и Ягафар Кутлыярович Аллояров. В годы Великой Отечественной войны Я. К. Аллояров был удостоен звания Героя Советского Союза и ушёл в отставку генерал-полковником артиллерии. Звание генерала получил и чекист Бисен Саппаевич Саппаев, бывший начальник областного управления КГБ Казахской ССР.

8 мая 2010 года в городе в торжественной обстановке был открыт бронзовый бюст легендарной военной летчице Хиуаз Доспановой. Родилась она в селе Ганюшкино Гурьевской области. В 1940 г. окончила школу с золотой медалью и поступила в Московский мединститут. Ещё в школе она получила удостоверение пилота запаса аэроклуба. После первого курса института добровольцем ушла на фронт. Воевала в 588 ночном полку бомбардировщиков под командованием М. Гризодубовой. Лётчиц этого полка называли ночными ведьмами. Совершила более трёхсот боевых вылетов. После ранения (были перебиты обе ноги) вновь вернулась в строй и продолжала летать. Награждена орденами Красной Звезды, Отечественной войны, Красного Знамени и многими медалями.

Мало кому известен такой факт из жизни нашего города во время войны. После капитуляции Франции в 1940 году, генерал де Голль 1 сентября 1942 года подписывает приказ о формировании добровольческой истребительной авиационной группы на авиабазе Раяк в Ливане. Она создавалась из французских лётчиков, оставшихся за пределами своей страны (Ливан, Алжир, Тунис). Многие из них изъявили желание сражаться с фашизмом в рядах Красной армии. Из них были сформированы группы, и они летели в СССР в начале 1943 года по маршруту: Тегеран – Гурьев – Москва (с дозаправкой у нас в городе). А далее в Иваново, где формировался полк ”Нормандия-Неман”. Об этом рассказал бывший пилот этого полка Жорж Марселен, приглашённый на празднование 65 годовщины Победы, в Москве на пресс-конференции 10 мая 2010 года.

Золотые звёзды героев получали гурьевчане не только за воинские подвиги, но и за мирный труд. Рыбкомбинат богат на Героев труда. 7 марта 1960 года звание Героя Соцтруда с вручением Золотой звезды и ордена Ленина было присвоено Айнаш Байжигитовой. Она родилась в 1914 году в селе Редут под Гурьевом. С 16 лет начала работать на рыбных промыслах. Через 4 года (1934 г.) пришла на рыбкомбинат. Работала, училась, стала мастером цеха. В 1960 году становится Героем Социалистического труда, в 1974 г. награждается орденом Октябрьской Революции и званием Заслуженный работник Казахской ССР. Ушла из жизни в 1991 году.

Почётным гражданином города Гурьева является лётчик-космонавт Павел Романович Попович, дважды слетавший в космос, совершивший первый групповой полёт с Андрияном Николаевым. К сожалению, они оба уже ушли из жизни. Немало жителей Гурьева знали Павла Романовича как дружелюбного и общительного человека. Он не раз приезжал в наш город в качестве председателя Федерации бокса в СССР с 1980 по 1988 гг. Сам, являясь заслуженным мастером спорта, вложил много усилий в развитие и популяризацию боксерского искусства, порой в самых отдалённых уголках нашей Родины того времени. Руководители города и области выступили с предложениями провести в Гурьеве Всесоюзный турнир по боксу среди юниоров на призы дважды Героя Советского Союза, лётчика-космонавта П.Р. Поповича. На турнир пробивались в отборочных соревнованиях юные боксёры со всей страны: от Москвы до Владивостока и от Мурманска до Ашхабада. Душой этого праздника был П. Р. Попович. Победителям присваивалось почётное звание – мастер спорта СССР. Среди призёров был и наш земляк – Болат Темиров, ставший потом заслуженным мастером спорта и трёхкратным чемпионом СССР.

Не могу не похвастаться личным знакомством с Мариной Лаврентьевной Попович – женой в то время Павла Романовича. Она заслуженный лётчик-испытатель 1 класса, полковник ВВС, кандидат технических наук, действительный член 5 известнейших академий мира, Герой Социалистического труда. Награждена многими орденами СССР и имеет высшую международную награду – Большую Золотую медаль ФАИ. После ухода в отставку из ВВС работала во многих научных организациях. Последнее место работы – вице-президент Международного центра музея имени Н. Рериха.

Помимо своей профессиональной деятельности лётчика-испытателя, она всё свободное время отдавала и отдаёт проблемам уфологии. Автор нескольких книг, среди которых толстенная книга ”НЛО над планетой Земля”. Книга выпущена издательством Санкт-Петербургского государственного политехнического университета тиражом всего 5 тысяч экземпляров. Книга долго издавалась и смогла выйти из печати только благодаря спонсорской помощи группы меценатов. За что Марина Лаврентьевна выразила им поименно искреннюю благодарность в заключение книги. Официально книга не распространялась, в продаже её не было. Она сама её реализовывала, в основном, презентуя друзьям, товарищам и людям, увлекающимся уфологией, к которым отношусь и я. Мы с ней много общались по телефону, а потом, приехав к ней в музей, я подарил свою книжку ”Наша жизнь” и получил в ответ дарственную фотографию и книгу от неё с трогательным посвящением.

Но возвращаюсь снова к своему Гурьеву и его известнейшим людям. Как бы далеко не находился город от центра страны, в нём всегда текла и развивалась культурная жизнь. В городе с 1938 года свой драмтеатр имени М. Утемисова, областная филармония имени Н. Жантурина, с 1954 года знаменитый оркестр национальных инструментов имени Дины Нурпеисовой, историко-краеведческий музей, музей декоративно-прикладного искусства, Дом искусства и народного творчества, клубы, библиотеки, кинотеатры, … .

Но это всё официальные организации, а были и есть народные, самодеятельные коллективы, которые за годы своего существования стали известны далеко за пределами города и Казахстана. Среди них надо назвать детскую балетную студию и народный театр при ДК ГНПЗ. Бессменным руководителем которых долгие годы была Бэлла Давыдовна Юнович. Живя в Гурьеве, я много раз писал об этих коллективах, об их премьерах и выступлениях в областной газете ”Прикаспийская коммуна”.

Очень большой известностью пользовался коллектив Ансамбля песни и танца нефтяников Эмбы Казахской ССР. Ансамбль размещался в здании ДК нефтяников имени С. Орджоникизе. В состав ансамбля входил эстрадный оркестр, танцевальный коллектив и хор. Народный ансамбль песни и танца нефтяников Эмбы был хорошо известен в Казахстане. Со временем он получил звание - ”Заслуженный коллектив Казахской ССР”.

Ансамбль ездил в многочисленные гастрольные турне и по Союзу и за границу. Эстрадный оркестр ансамбля по субботам и воскресеньям играл в парке при Доме культуры. Руководил ансамблем Дмитрий Семёнович Арсентьев, одновременно выступая солистом-трубачём в эстрадном оркестре. Музыканты оркестра имели профессиональное музыкальное образование.

Один из солистов оркестра, воспитанник Гурьевского музыкального училища, баянист и концертмейстер ансамбля Альфред Грибер в своем блоге в Интернете так пишет об ансамбле и его руководителе: ”Дима всегда был доброжелательным, дружелюбным, щедрым на выдумку, неутомимым, компанейским и, в то же время, требовательным и чрезвычайно работоспособным человеком. Он и художественный руководитель огромного коллектива, и балетмейстер, и постановщик оригинальных танцев, которых в Казахстане никто не ставил, и трубач в эстрадном оркестре, и председатель художественного совета, и организатор многочисленных эстрадных концертов, и администратор и хороший семьянин (жена и дочь всегда были рядом с ним) – все это был Дима Арсентьев. Жизнь разбросала нас по разным городам и странам. Остались на память только фотографии и воспоминания”.

Участники ансамбля Татьяна Ильина – Тюрина и Вячеслав Тюрин – предоставили приведённые фотографии. К сожалению, пришло печальное известие, что Дмитрий Семёнович скончался в начале мая 2010 года в г. Киеве.

Вот и подходит к концу моя летопись. Всё, что рассказано выше, это воспоминания мои, моих братьев, о том, что мы видели сами, рассказы о нашем городе, о нашей жизни, о жизни родителей и наших предков, о наших детях и уже внуках, о друзьях-товарищах, об истории за прошедшее время. А она составлялась и по официальным источникам, и по публикациям таких же летописцев в виде их печатных трудов и по Интернету.

Официальная летопись была написана и издана в 2001 году Саламатом Мукашевым ”Летопись города Атырау (1640-2001)”, издательство ”Онер” г. Алматы, 2001 г. Я называю её официальной, потому что Саламат Мукашевич в свое время был первым секретарём обкома партии в Гурьеве, затем работал заместителем председателя Президиума Верховного Совета СССР, после председателем Президиума Верховного Совета Казахской ССР. Исходя из этого его книга насыщена конкретными цифрами экономического, промышленного, транспортного, культурного развития города и области.

Передо мной лежит тоже официально изданная книга ”Первенец нефтепереработки Казахстана”. Она посвящена Гурьевскому нефтеперерабатывающему заводу и людям, его построившим и работающим там – всем с начала строительства. Написал её бывший Главный экономист завода Ж. Е. Есенов. Это уже 3-е дополненное издание книги, выпущенное под редакцией его дочери Елены Есеновой.

Автор, на основе архивных материалов и своего опыта, и воспоминаний, подробно (можно сказать скрупулезно и достоверно) описал жизнь завода (с момента принятия решения о его строительстве) и всех заводчан, с которыми он работал и жил в жилгородке нашего города. Читаешь и почти каждая фамилия тебе знакома. Вот эта летопись, где есть и официоз, и душа автора.

Я лично был знаком с Жоламаном Есеновичем. Он пришёл на завод после войны в январе 1946 года одновременно с нашим двоюродным братом А. А. Аничкиным (о котором уже говорилось). Оба фронтовика, оба устроились на работу нормировщиками. Оба получили квартиры в одном доме № 11 по проспекту М. Ауэзова (рядом с почтовым отделением) в жилгородке. Жоламан на втором этаже, а Андрей на первом. Где-то в 1949 году Андрей переехал с семьей в Москву. В его квартире осталась жить мать с детьми, из которых сын и две дочери тоже работали на заводе.

Жоламан Есенович закончил свою трудовую деятельность заместителем директора завода по экономике и кадрам, а Андрей Аверьянович – заместителем начальника Управления”Оргнефтезаводы” при министерстве.

Я, приезжая из Москвы, всегда передавал ему приветы от Андрея Аверьяновича и наоборот. В этом доме (как и в других) жили почти одни заводчане. Рядом с Есеновыми была квартира Н.В. Шергилова, ставшего потом главным технологом завода. Сейчас там живет его сын Александр Николаевич Шергилов. Он создал и разместил в Интернете на своём блоге замечательную фотолетопись города. Соединил фотографии отца (Николай Васильевич увлекался фотоделом) со своими снимками города сегодняшнего дня.

На первом этаже, напротив квартиры Аничкиных, живет семья Бердиевых. Махмуд Бердиев, придя на завод учеником оператора, ушел на заслуженный отдых начальником цеха №1. У него в цехе работал оператором Георгий Аничкин (брат Андрея Аверьяновича) и уже в 2000-х годах туда пришёл сын Георгия – Владимир Аничкин. А жена Махмуда – Марьям работала со мной в бюро экономического анализа химзавода.

Начинаешь вспоминать, и оказывается – мир тесен. Везде люди, которых знаешь: жил, работал, учился, дружил. И это приятно.

Я уже упоминал и ссылался на публикации людей писавших о Гурьеве в наше время (советский и постсоветский период). Это: Саламат Мукашев, Жоламан Есенов, В.Н. Дариенко, С.С. Виноградская. И.П. Свербихин, В.В. Тарабрин, А.Н. Шергилов, Л.М. Монастырская, Т. Айнетова, К. Пронин, С. Новак, Х. Мухаметов, Х. Табылдиев, А. Ковалевская, и другие.

Сколько информации в Интернете. В этой летописи я пользовался публикациями Тауфика Каримова (о Л.А. Владимирском), Аи Бериковой (о К.И. Исмагулове), Шинар Такеевой и Виктора Гербера (о обмелении Урала), И. Дмитриевой (о П.Р. Поповиче), Альфреда Грибера (о ансамбле ДК нефтяников и Д.С. Арсентьеве).

Грибер в Интернете рассказывает не только об ансамбле. Он пишет о своих детских и юношеских годах жизни в нашем городе; о музыкальном училище, где учился; о параллельной работе в годы учёбы учителем музыки и пения в школах города; о Гурьевской жизни; о службе в армии. Вот отрывок из его блога о проводах на службу в армию: ”6 ноября 1965 года в ДК имени С. Орджоникидзе состоялся праздничный концерт. Он был для нас, призывников, уходивших на службу в ряды Советской армии, прощальным концертом в ансамбле. После окончания на сцену вышел Дмитрий Арсентьев и обратился к зрителям: - Дорогие товарищи сегодня у нас радостный и одновременно грустный день, три наших товарища заканчивают работу в нашем коллективе. Они призваны на службу в ряды Советской армии. Сегодня на этой сцене мы расстаёмся с главным концертмейстером ансамбля Альфредом Грибером, с контрабасистом оркестра Александром Великим и ударником оркестра Виктором Атраханкиным. Я, Саша и Витя вышли на середину сцены. И тут случилось то, что мы не могли даже себе и предположить. Весь зал встал и устроил нам бурную овацию, которая длилась очень долго. Вместе с залом нам рукоплескал хор, танцевальный коллектив и эстрадный оркестр нашего ансамбля. Мы стояли, смущенно улыбаясь, а на наших глазах были слёзы. Это были слёзы благодарности, слёзы признательности, слёзы любви и слёзы прощания!”.

Жизнь и обстоятельства забросили его далеко от нас. Он сейчас живёт в Израиле, а пишет в Интернете свои воспоминания о жизни в Гурьеве. Это объяснимо – ностальгия.

Многие летописцы давно разъехались из города, а душой с ним. Отдельного слова заслуживает бывший гурьевчанин Валентин Владимирович Тарабрин – член Союза журналистов России. Уроженец Гурьева с 1958 года, житель жилгородка, выпускник школы имени Н.В. Гоголя, преподаватель Гурьевского пединститута.

Он стал составителем и соавтором коллектива, написавшего книгу ”Гурьев. Своими словами”. Сборник состоит из 3-х разделов:
И встал город.
Уральский казак.
Вдоль Урала берегов.
Карта земель Уральского казачьего войска.
Фотоальбом. Прошлое и настоящее.

25 граждан города явились соавторами этой книги. Это историки, краеведы, журналисты, работники архива. Ветераны ВО войны и труда, местные поэты и композиторы и рядовые граждане посредством слова попытались рассказать о истории города и тем самым сохранить для потомков Память об этом. Очень жаль, что тираж книги был всего 100 экземпляров.

К сожалению, в октябре 1991 года, в угоду определенным интересам, город был переименован. Вместо исторического названия – Гурьев, его назвали Атырау. Это название ничего общего с историей города не имеет. Толкование слова ”атырау” – дельта реки (место впадения реки в море) по ”Экологическому казахско-русскому словарю” от 2001 года. Есть ещё одно толкование этого слова от, так называемого, названия – атырауские степи в Западно-Казахстанской низменности. Они по географическим картам относятся к полупустыням. Старожилы мне говорили, что этим словом называли самые гиблые места в степи. Если это так, то уж очень обидно за это новое название города.

К тому же в городе до сих пор нет ни памятника, ни мемориальной доски его основателям. Но как написал В.В. Тарабрин: ”Я надеюсь, что просвещённое поколение моих земляков осознает историческую ошибку и вернёт городу его первородное имя. Надо научиться воспринимать город не только, как административный центр современного Казахстана, но, прежде всего, как историческое наследие людей, вместе некогда живших в нём, а также ныне здравствующих”. Вот так теряется память и забывается история. Я много слов посвятил в этом разделе дому Гурьевых в Москве. К сожалению, и здесь похвалиться нечем. Вот на фотографии тому подтверждение.

А как бы хотелось собрать воедино все публикации на эту тему патриотов города и на этой основе издать одну большую книгу под (примерно) таким названием: ”История города Гурьева и его летописцы”.

В 2040 году ему исполняется 400 лет. Это был бы хороший подарок городу и памятник ему, поскольку другого до сих пор нет.

 .  

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Вот, закончилась летопись, что я писал. Она охватила время с начала 19 века по 2010 год. Это год празднования 65-летия Победы.

Летопись – это история нашего рода, наших предков. История нашего родного города, история жизни наших дедов, родителей, нашей жизни, жизни детей и внуков, воспоминания, раздумья,….

Я благодарю всех, кто мне помогал в ее написании. Братьев – Ивана Игнатьевича и Владимира Игнатьевича за поиск и сбор материала и за советы. Дочерей моего друга со времен аспирантуры Евгения Васильевича Калинкина – Киру Евгеньевну и Ксению Евгеньевну за компьютерную верстку и форматирование материала на диске и всех-всех остальных моих помощников.

Искренняя благодарность моим читателям.

С уважением,

Ялфимов Вячеслав Игнатьевич

Контактный телефон: +7 (499) 188-43-43

Эл. адрес:


 

 


Вернуться к ПЕРВОЙ ЧАСТИ "Летописи поколений"

 

Вернуться в "ПУБЛИКАЦИИ"

.


ПРИЛОЖЕНИЕ:

ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ ДРЕВО РОДА ЯЛФИМОВЫХ

составленное Иваном Игнатьевичем Ялфимовым

 

 .

 

 

ВебСтолица.РУ: создай свой бесплатный сайт!  | Пожаловаться  
Движок: Amiro CMS